On-line: Реми,гостей 1. Всего: 2 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение:1167
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:35.Заголовок:К.Е. Ливанцев. История средневекового государства и права


К.Е. Ливанцев. История средневекового государства и права


Общая характеристика права Англии (1066 — 1584 гг.)

Единое английское "общее право" (common Law) стало образовываться лишь начиная с XII в., когда королевские суды получили преобладание над судами графств, сотен и феодалов. Королевские суды в своей деятельности руководствовались обычаями, судебной практикой (предыдущими решениями судов) и указаниями, содержавшимися в королевских "указах", которые ничего общего не имели с законодательными актами. Такой "указ" выдавался за плату лицам, обращавшимся за судебной защитой. "Указ" (Wirt) был обращен к шерифу — представителю королевской власти в графстве и содержал распоряжение принудить правонарушителя или ответчика удовлетворить претензию или, в случае его отказа, принудить его явиться в королевский суд и дать объяснения по поводу своих действий. Впоследствии "указы" были направлены на обеспечение явки в суд. Хотя каждый "указ" выдавался по отдельному конкретному делу, но он составлялся по определенному образцу в зависимости от обстоятельств дела. Так, истец, желавший вернуть собственное имущество, получал "указ о праве" (wirt of right), а для взыскания долга получал "указ о долге" (wirt of debt).

Генрих II установил, что даже феодальные суды не могут рассматривать земельные споры без наличия такого "указа".

К началу XIII в. "указы" были настолько многочисленны, чтопоявился сборник "Реестр указов", явившийся как бы справочником по общему праву и дополнявшийся новыми "указами" канцлера.

Начиная с XV в. канцлеры уже больше не составляли "указа" по каждому делу; он писался самим истцом, который обращался к канцлеру только за приложением королевской печати.

Королевские "указы" сыграли большую роль в образовании английского общего права, на основании его источником были решения королевских судов. "Общее право" — это решения и приговоры королевский судов, закрепленные в судебных протоколах. Протоколы каждого суда назывались "свитки тяжеб". Основным принципом "общего права" было то, что решение вышестоящего суда, записанное в "свитке тяжеб", являлось обязательным при рассмотрении аналогичного дела этим же судом или нижестоящим судом. Этот принцип получил название судебного прецедента. Но при этом для высших судов допускалась и свобода судейского усмотрения, что давало возможность некоторого развития "общего права".

Но в XIV в. развитие "общего права" стало останавливаться, так как королевские судьи крайне неохотно шли на создание новых прецедентов. Но потребности торгового оборота, меняющейся обстановки, новых общественных отношений были причиной появления, начиная с XIV в., новой системы права — "права справедливости" (eguity), существовавшей одновременно с системой "общего права". Суд "справедливости" возник в результате подававшихся королю прошений и жалоб по вопросам, не получившим защиты в общих судах. В связи с ростом этих жалоб король поручил рассмотрение их канцлеру. Так появился суд канцлера (суд "справедливости"), который, не будучи связан практикой общих судов, рассматривал дела единолично по "справедливости", руководствуясь своей совестью, используя отчасти естественное и римское право. Суд канцлера явился в целом защитником интересов нарождающейся буржуазии против феодальной аристократии.

Наряду с "общим правом" все большее значение в качестве источника права начали приобретать законы. Законодательная деятельность английских королей (после нормандского завоевания 1066 г.) выражалась в издании нормативных актов, носивших название "хартий", "статутов", "ассиз", "провизий". В середине XIV в. парламент стал органом законодательной власти, и его участие в принятии статутов стал обычной практикой.

В XV. палата общин стала подавать королю петиции, содержавшие готовый текст статутов, что еще более усилило законодательную власть парламента.

Право собственности

В эпоху феодализма в области права центральное место принадлежало земельной собственности.

Земельные отношения налагали свой отпечаток на все прочие правовые институты гражданского права: сделки, семейные отношения, наследование.

В главном земельные отношения средневековой Англии были построены на системе "держаний" — всякий обладатель земли держал от другого лица, стоящего выше его в феодальной иерархии. Атк, Вильгельм I, захватив при завоевании Англии большое количество земель, жаловал их частично своим приближенным (баронам). Бароны, лорды, державшие земли непосредственно от короля, считались "головными держателями". Владения этих крупнейших землевладельцев составляли поместья — маноры; лорды, бароны в свою очередь имели своих держателей, которых они наделяли землей из своего фонда. При этом получение земли всегда налагало на держателя те или иные обязанности по отношению к вышестоящему господину, сеньору. Основным различием в обязанностях было различие между свободными и несвободными держателями. На свободных держателях лежали определенные повинности, из которых основными были рыцарская служба и сокаж.

Рыцарская служба заключалась в воинской службе в течении 40 дней в году; сокаж был связан с уплатой денежной ренты. Другие повинности как при держании на рыцарской службе, так и при держании по сокажу заключались в определенных платежах лорду при переходе земли к наследникам держателя. Кроме того, лорд имел право опекать малолетних детей, оставшихся после смерти держателя, и пользоваться доходами их имущества, а также получать денежную помощь от держателя при выдаче замуж старшей дочери, при посвящении в рыцари старшего сына.

Неразрывная связь системы земельных держаний с определенными повинностями, лежавшими на держателях в интересах вышестоящих феодалов, придавало особые значения вопросу об отчуждении держаний. История земельной собственности в Англии в период феодализма — это история борьбы за право распоряжения земельными держаниями. В 1290 г. статут установил, что держания могут быть отчуждены при условии возложения на нового держателя соответствующих повинностей. Но свободная передача держаний в пользу церкви не разрешалась.

Отчуждение земельных держаний в феодальной Англии было весьма сложным делом. Приобретатель всегда стоял перед риском, что земля будет у него отобрана наследниками отчуждателя или третьим лицом, имеющим те или иные права на эту землю.

Поэтому при отчуждении земли прежний держатель, как правило, давал особую гарантию приобретателю, обещая ему возмездие в случае, если земля будет у него отобрана.

Для передачи земли требовалось фактическое вступление во владение ею и удаление с участка прежнего владельца. Составление земельных документов было в Англии сложным и ответственным делом, так как в них должны были оговариваться гарантии и предусматриваться могущие возникнуть осложнения земельных держаний.

Английское "общее" право знало закон как средство обеспечения обязательства по договору займа. Но залог совершался чаще всего в виде временной передачи собственности на землю с условием ее возврата после уплаты долга. Следует отметить, что королевские суды не склонны были признавать за должником бесспорного права на обратное получение земли по уплате долга. Только суд канцлера, появившийся в середине XIV в., стал защищать интересы должников, отдавшим свои земли кредиторам в качестве залога при договоре займа.

Особо следует сказать о так называемой доверительной собственности ("трэсте"), суть которого заключается в том, что одно лицо передает другому в собственность свое имущество например, (землю) с тем, чтобы получатель, сделавшись при этом формально собственником, управлял имуществом и использовал его в интересах прежнего собственника или членов его семьи. Так, рыцари, отправляясь в дальние походы, передавали свои земли родственникам, друзьям с указанным целевым назначением. С точки зрения "общего права" лицо, отдавшее имущество с целевым назначением, теряло на него какие-либо права, так как получатель становился собственником. Но это было связано с риском, т. к. королевский суд совершенно не защищал интересы доверителя. В связи с возникшими на этой почве конфликтами суд канцлера стал защищать права собственников, передававших кому-либо свое имущество с определенной целью. Следует отметить значительную роль суда канцлера в развитии простых, неформальных договоров.

Начиная с XIII в. в Англии широкое распространение получил договор аренды земли свободными землевладельцами. При этом "общее право" стало защищать интересы арендатора, если землевладелец самовольно досрочно прекращал действие договора аренды.

Семейное и наследственное право

Заключение брака, его действительность, личные отношения супругов регулировались каноническим правом. Но имущественные отношения супругов, правовое положение замужней женщины и детей определялись "общим правом", закреплявшим главенство мужа и отца в семье. Движимое имущество жены переходило к мужу; принадлежащая ей недвижимость находилась в управлении и пользовании мужа и возвращалась ее родственником после ее смерти в случае бездетности брака. Подарки, сделанные жене, в этом случае, возвращались мужу. Фактически жена была лишена дееспособности: она не могла самостоятельно участвовать в договорах и сделках, не могла завещать свое имущество.

В низших слоях феодального общества замужняя женщина имела дееспособность: во многих городах и графствах Англии она имела права на управление своим имуществом, на заключение договоров и даже на самостоятельные занятия торговлей.

Положение внебрачных детей было очень тяжелым, они не имели никаких прав не только в отношении отца, но и матери: даже узаконенные их последующим вступлением в брак родителей было запрещено.

Иерархический и ограниченный характер права собственности сказался и на права наследования.

Держания непосредственно от короля в пользу так называемых "головных держателей" (баронов) и держателей этих последних переходили к их наследникам. В конце XII в. появилось право первородства (майорам), в результате которого держания (феодалы) стали переходить к старшему сыну. В случае отсутствия прямых наследников феод возвращался сеньору.

В рассматриваемый период "общее право" не знало наследования по завещанию.

Движимое имущество переходило по наследству в ином порядке. При наличии у наследодателя мены и детей движимая собственность делилась на три части: межа и дети получали по одной трети, а оставшаяся треть ("доля мертвого") поступала церкви.

В отношении движимого имущества допускалось наследование по завещанию.

Уголовное право

Основным источником уголовного права рассматриваемого периода были судебные прецеденты. К XII в. основанием уголовной ответственности стало наличие вины правонарушителя. Так, Генрих I исключил уголовную ответственность для малолетних (до 7 лет) и душевнобольных. В XIII в. известный юрист Брактон считал необходимым наличия умысла для признания виновности в убийстве.

В течении XIII в. в английском уголовном праве сложилось понятие "фелонии", охватывающее тяжкие уголовные преступления: измена, убийство, поджог, разбой, изнасилование, некоторые виды кражи и др.

В XIV в. измена (тризн) выделяется из фелонии. В 1352 г. был принят статут, который формулировал понятие государственного преступления (государственной измены). Здесь говорится о "высшей измене", т. е. государственной измене в собственном смысле слова, и о "малой измене".

К государственной измене относились следующие деяния: убийство короля, королевы, наследника; изнасилование королевы, старшей дочери короля, жены его старшего сына (наследника); восстание против короля, оказание помощи его врагам внутри страны или во вне ее; подделка королевской печати32; убийство лорда-канцлера; лорда-казначея или любого королевского судьи.

К "малой измене" относились такие преступления как убийство слугой господина, женой мужа, мирянином прелата.

Наказания по английскому уголовному праву отличались крайней жестокостью. Так, за государственную измену виновный приговаривался к квалифицированной смертной казни путем четвертования или колесования для мужчин, сожжения для женщин.

За фелонию основным наказанием было повешение. В качестве дополнительного наказания широко применялась конфискация имущества.

Лица духовного звания подлежали церковному суду (за исключением государственной измены), который не мог приговаривать к смертной казни. Указанная привилегия с начала XVII в. была распространена и на женщин.

Судоустройство и судопроизводство

Судебные учреждения стали создаваться после нормандского завоевания; они постепенно выделялись из королевского совета, в котором создается особая курия в составе пяти правоведов, двух клириков и трех светских лиц, которым поручается суд именем короля.

Это — будущий суд королевской скамьи, которую короли при разъездах по стране брали с собой. В Лондоне же оставался верховный судья с другим составом судей; это — будущий суд общих тяжб. Суд королевской скамьи рассматривал главным образом уголовные дела и контролировал деятельность других судебных учреждений; суд общих тяжб рассматривал преимущественно гражданские дела, споры между частными лицами. Появился и суд казначейства, рассматривавший дела, связанные с налоговыми вопросами. Во второй половине XII в. возникает новый институт так называемых разъездных судей, которые, будучи членами суда королевской скамьи (суда "общего права"), направлялись на места, в графства, для осуществления правосудия. Так происходила централизация суда, что способствовало унификации "общего права". члены судов "общего права назначались из числа наиболее сведущих юристов — "серджентов". Все это сопровождалось упадком местных судов (сотен и графств) и феодальной, вотчинной юстиции. Упадку местных и феодальных судов способствовало учреждение должности мировых судей, на которых было возложено наряду с выполнением административных функций исполнение некоторых мер полицейского характера по профилактике преступлений, а также рассмотрение мелких уголовных дел. Для разбора более важных уголовных дел мировые судей графства собирались четыре раза в год на так называемые "четвертые сессии".

В королевских судах, при рассмотрении дел разъездными судьями к отправлению правосудия были привлечены присяжные заседатели, избиравшиеся из зажиточных слоев населения и принимавшие участие в рассмотрении не только уголовных, но и гражданских дел.

Суды "общего права" неохотно шли на создание новых судебных прецедентов; серьезным недостатком в их деятельности был формализм, суть которого заключалась в том, что истец мог получить защиту своего права лишь в том случае, если для защиты его права имелся соответствующий процессуальный иск, судебный приказ (writs). Поэтому на имя короля поступало от истцов множество жалоб на то, что они не могут найти защиты своих интересов в судах "общего права". Тогда появляется суд канцлера, который разбирал дела без участия присяжных заседателей.

Несмотря на деятельность судов "общего права" и появления суда канцлера (суда справедливости), королевский совет, который в XV в. стал именоваться Тайным советом, продолжал сохранять юрисдикцию (отчасти апелляционную, отчасти суда первой инстанции по уголовным и гражданским делам). Тайный совет рассматривал дела также без участия присяжных заседателей.

Появляются в портовых городах адмиралтейские суды, которые в XV в. были заменены высшим судом адмиралтейства, где рассматривались гражданские и уголовные дела, связанные с мореплаванием.

Высшим судом в Англии являлся парламент в лице палаты лордов, в которой рассматривались жалобы на решения судов "общего права" и суда канцлера. В качестве суда первой инстанции палата лордов рассматривала дела по обвинению своих членов в государственной измене и тяжком уголовном преступлении (фелонии), а также дела по обвинению высших сановников в должностных преступлениях. Обвинения в этих случаях возбуждались нижней палатой — палатой общин и вся эта процедура называлась "импичментом".

В отличие от прокуратуры в Англии сравнительно рано возник институт адвокатуры, которые подразделялись на две группы: барристеров, занимавшихся преимущественно выступлениями на суде, и атторнеев и солиситоров — ходатаев по делам, занимавшихся подготовкой этих дел для судебного рассмотрения.

Серьезной реформой порядка судопроизводства явилось, как уже указывалось появление присяжных. Присяжные в первоначальной форме выступали в качестве сведущих людей, дававших показания под присягой о тех или иных фактах, составлявших предмет спора. Затем присяжные получили в известной мере право расследования; при этом суды выносили решения с учетом данных, добытых путем показаний присяжных. В конце XII в. при Генрихе II всякому свободному человеку было предоставлено право требовать расследование своего дела через посредство присяжных. При этом расследование через присяжных было применено прежде всего в области гражданского судопроизводства (в делах о праве собственности на землю).

Последующая эволюция института присяжных состояла в том, что присяжные из сведущих лиц стали судьями, выносившими решение по гражданским делам на основании данных, полученных при рассмотрении дела.

С 1166 г. институт присяжных стал применятся и в области уголовного судопроизводства. Так, было установлено, что двенадцать полноправных лиц обязаны давать под присягой разъездным судьям сведения о лицах, совершивших преступления, а также о лицах, подозреваемых в их совершении. Этим самым было положено начало большому жюри — институту обвинительных присяжных, выполнявших в английском уголовном процессе функцию органа придания суду.

Постепенно для рассмотрения дела по существу стал образовываться иной состав присяжных заседателей — малое жюри, которое рассматривало обвинение по существу и решало вопрос о виновности.

Состав большого жюри определился в 23 человека; его роль в XV в. сводилась в основном, к утверждению или отказу в утверждении обвинения, возбужденного потерпевшими и другими лицами, знавшими обстоятельства дела.

Обвинение при этом предъявлялось тем или иным лицом в письменной форме в виде обвинительного акта; здесь и решался вопрос о предании суду обвиняемого.

Для действительности вердикта малого жюри о признании обвиняемого виновным было необходимо единогласие двенадцати присяжных, входивших в его состав.

Английский процесс являлся состязательным; в нем отсутствовали органы предварительного следствия. Собрание доказательств обычно производилось стороной, возбудившей уголовное преследование.

Мировые судьи (единолично или на малых сессиях) предварительно знакомились с собранными доказательствами.

В случае признания обвиняемым своей вины суд сразу же выносил приговор; если признания вины не последовало, то составлялось малое жюри, после чего обвинитель излагал сущность обвинения. Это было началом судебного рассмотрения, в ходе которого допрашивались свидетели и рассматривались другие доказательства во делу. После выступления обвиняемого или его защитника судья обобщал доказательства, предоставленные сторонами, и обращался с напутственными словами к малому жюри, которое и решало вопрос о виновности по внутреннему убеждению.

Что касается гражданского судопроизводства, то в судах "общего права" защита притязаниям истца предоставлялась лишь в том случае, если имелся соответствующий процессуальный иск. Процесс носил состязательный характер. И здесь вопрос решался с участием присяжных. По окончании судебного следствия судья обращался с напутственным словом к присяжным заседателям, в котором излагал суть спора, обобщал представленные доказательства, а также разъяснял законы и прецеденты, относящиеся к данному делу. После этого присяжные выносили вердикт (по внутреннему убеждению с соблюдением принципа единогласия), на основании которого суд принимал решение.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов -10 [только новые]





Сообщение:1168
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:36.Заголовок:При абсолютизме зако..


При абсолютизме законодательная деятельность усиливается, но руководящая роль в нормотворческой деятельности продолжает оставаться в руках высших судов. В это время получаем дальнейшее развитие доктрины судебного прецедента, суть которого заключается в том, что правовой принцип, установленный в решении высших судов по какому-либо вопросу, получает обязательную силу при рассмотрении аналогичных дел в будущем.

Судебные прецеденты прочно вошли в практику прежде всего в судах "общего права" и суде канцлера.

Обычные записи судебных решений были заменены во второй половине XVI в. систематизированными сборниками судебных решений, составленными частными лицами.

Появляется ряд научных трактатов об английском праве, из которых наиболее значимыми были "Институции законов Англии", составленные в начале XVII в. известным юристом "общего права" Коком. Институции состоят из четырех частей: виды земельных прав, перечень важнейших статутов, уголовное право, судоустройство и процесс.

В практике английских судов стало появляться обыкновение делать ссылки на сочинения наиболее видных ученых юристов: Брактона, Фортескью, Кока и др. Это также способствовало развитию "общего права".

Право собственности

В связи с развитием капиталистического уклада в начале XVII в. в Англии появилось два вида компаний в сфере торговой деятельности. К первому виду относились объединения частных лиц, которые вели свои торговые дела на свой собственный капитал, на свой страх и риск, а компания устанавливала общие для них правила торговли и осуществляла охрану своих членов. Так, в 1624 г. был принят статут о монополиях, который регламентировал деятельность различного типа компаний.

Ко второму типу компаний относилась, например, Ост-Индская компания, которая имела ряд привилегий от королевской власти; ее члены также вкладывали в дело определенной капитал, а прибыли и убытки делились между ними в соответствии с размерами внесенного ими вклада.

В Англии накануне революции сравнительно широкое развитие получили мануфактуры, как первичная форма капиталистического производства, основанного на ручном труде.

Мануфактуры образовывались прежде всего в морских портах и деревнях, где отсутствовал цеховой строй.

Что касается "огораживаний", то они продолжались усиленно и в период абсолютизма. Особенностью огораживаний XVII в. было то, что мотивом их стало теперь не столько овцеводство, сколько развитие интенсивного земледелия.

В результате "огораживаний" все более росло число малоземельных арендаторов и батраков.

Уголовное право

В XVI в. в английском уголовном праве окончательно утверждается деление преступлений на три вида: измена ("тризн"), тяжкие уголовные преступления ("фелонии") и менее тяжкие уголовные преступления ("мисдиминор").

Различные статуты и ордонансы признавали государственной изменой многие деяния в зависимости складывающейся в стране ситуации и от личности самого короля. Так, например, одним статутом, изданным в правление Генриха VIII, государственной изменой признавалось всякое порицание брака, заключенного монархом (после его развода с первой женой, с Анной Болейн). В дальнейшем после развода с ней и ее казни государственной изменой было признано заявление о законности брака короля с Болейн и законности дочери от этого брака Елизаветы. Английские суды в период абсолютизма расширили содержание государственной измены, применяя понятие "подразумеваемой измены". Так, в конце XV в. один англичанин был осужден, как государственный изменник, за следующую произнесенную им фразу: если бы он был уверен, что некто Перкин Уарбек был сыном короля Эдуарда IV, он не поднял бы против него оружия. В этом суд усмотрел замысел, направленный против Генриха VII Тюдора.

Однако основным законом, формулирующим понятие государственной измены, по-прежнему продолжал оставаться указанной выше статут 1352 г.

Что касается "фелоний", то этот вид уголовных преступлений был расширен в период абсолютизма рядом статутов. Так, например, к их числу были отнесены: поджог, изувечение, колдовство, двоебрачие.

В области "мисдиминор" также появились новые составы преступлений: подлог, лжесвидельство; причем многие из них развились из деликтов, правонарушений, ранее влекшие за собой лишь возмещение причиненного вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Наказания в целом отличались крайней жестокостью. Так, предусматривалась смертная казнь за такие незначительные правонарушения, как прорыв плотины рыбного водоема, если из-за этого рыба ушла; за сбор вишень в чужом саду; за кражу писем; за кражу в церкви или часовне на сумму свыше одного шиллинга.

Очень строго преследовалось бродяжничество и нищенство, что предусматривалось рядом статутов 1495, 1530, 1536, 1547, 1572 гг. Так ответственность за нищенство устанавливалась с 14 лет; за первый случай — телесное наказание и клеймение, при повторном уличении в нищенстве — порка и отрезание ушей; в третий раз — смертная казнь.

При Генрихе XIII было казнено 72 тысячи бродяг по обвинению в воровстве.

Судоустройство и процесс

Компетенция Вестминстерских судов (суд королевской скамьи, суд общих тяжб, суд канцлера, суд казначейства) не изменилась и при абсолютизме. Однако появился ряд новых судебных учреждений исключительного характера, призванных служить в качестве орудий правительственной политики. Речь идет прежде всего о Звездной палате, учрежденной при Генрихе VII Тюдоре и призванной при Тюдорах вести главным образом борьбу с мятежными феодалами. В период правления Елизаветы была создана Высокая комиссия для осуществления юрисдикции, относившейся к церковным делам, в частности дял борьбы с религиозными отступлениями.

Новым было и появление судебных советов в тех регионах, где наиболее часто нарушались порядки (в Уэльсе и северных графствах); судебные советы подчинялись Тайному совету и вели борьбу против мятежников и всех тех, кто угрожал общественной безопасности на территории, где был создан совет.

В первой половине XVI в. окончательно определилась юрисдикция высшего суда адмиралтейства, к ведению которого были отнесены гражданские дела, связанные с мореплаванием, а также уголовные преступления совершенные в открытом море.

Исключительные суды, как уже отмечалось, служили орудиями расширения королевской прерогативы, оплотом абсолютизма.

В исключительных судах в уголовное судопроизводство стали проникать розыскные начала, которые существенно ограничивали права обвиняемого.

Характеризуя в целом уголовный процесс в Англии периода абсолютизма, необходимо отметить следующие его особенности.

Обвиняемый, как правило, подвергался аресту и содержался под стражей до дня судебного рассмотрения его дела. Иногда допрос проходил под пыткой, хотя последняя "общим правом" не допускалась.

Обвиняемому предъявляли доказательства только во время судебного разбирательства; ему не вручалась копия обвинительного акта.

Допрос свидетелей проходил без присяги, принудительного привода их в суд не существовало.

Обвиняемый по делам о государственной измене и в тяжких уголовных преступлениях не имел права на защиту.

Рассмотрение дел с участием присяжных заседателей сохранилось как в уголовном, так и гражданском процессе. Списки членов как большого, так и малого жюри составлялись шерифами.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1169
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:37.Заголовок:Обжалование приговор..


Обжалование приговоров за немногим исключением в английском судопроизводстве не допускалось. Главным из этих исключений являлся так называемый "иск об ошибке" (writ of error), это могло иметь место лишь в случае, когда неправильность, допущенная в ходе процесса, усматривалась из самого протокола, составленного по делу. Кроме того, предоставление права на такого рода обжалование зависело от усмотрения короны.

В некоторых делах о мисдиминорах допускалось ходатайство перед судом королевской скамьи об отмене приговора и назначении нового рассмотрения дела в подчиненных ему судах при участии нового жюри присяжных заседателей.

Суд королевской скамьи имел право изъять дело из подсудности низшего суда приказом "certiorari" и взять его к своему производству. Это могло иметь мести лишь до рассмотрения дела в нижней инстанции присяжных заседателями.

Что касается особенностей гражданского процесса в судах "общего права", то в период абсолютизма они сводились к следующему.

1. Как правило, защита своих нарушенных прав могла быть осуществлена лишь в тех случаях, когда имелся соответствующий процессуальный иск.

2. Производство по гражданским дела было, как правило, письменным.

3. Судопроизводство отличалось строгим формализмом, нарушение формы крайне относительно отражалось на интересах допускавшей их стороны.

Оно характеризовалось медлительностью и дороговизной.

Обжалование решений по гражданским делам, также как и по уголовным, допускалось в порядке исключения. Однако в гражданском судопроизводстве назначение нового рассмотрения дела применялось более широко, чем в делах уголовных.

Сама система обжалования отличалась крайней сложностью.

Как известно Римская империя по завещанию императора Феодосия I разделилась в 395 г. на два самостоятельны государства — Западную Римскую империю и Восточную со столицей Константинополь. Тогда как Западная Римская империя прекратила свое существование в 476 г., Восточная Римская империя, или Византия, существовала еще почти целое тысячелетие.

Большая устойчивость Византии обусловливалась рядом особенностей в экономическом, политическом и историческом ее развитии по сравнению с Западной Римской империей. В состав Византии входили такие экономически развитые страны, как Греция, Малая Азия, Сирия, Египет, Балканский полуостров. Эти страны вели оживленную торговлю с Индией, Китаем, Ираном, Аравией и Северной Африкой. Упадок рабовладельческого хозяйства чувствовался здесь в меньшей степени, чем в Западной Римской империи, ибо значительная часть населения находилась в свободном состоянии. Большое место в сельском хозяйстве занимали не крупные рабовладельческие латифундии, а мелкие крестьянские хозяйства. В ремесленном производстве основную роль играли не рабы, а свободные люди.

Располагая огромными материальными ресурсами, Восточная Римская империя имела сильную армию, флот и крепкий государственный аппарат, что позволяло ей отражать удары германских племен и подавлять восстания недовольных народных масс.

Наибольшего могущества Византия достигла в правление императора Юстиниана I (527 — 565), при котором были завоеваны некоторые территории Западной Римской империи, захваченные так называемыми варварами. Была завоевана Северная Африка (Вандальское королевство), Италия (Остготское королевство) и южная часть Испании, входившая в состав Вестготского королевства. Власть Византии была распространена на Крым и частично на Закавказье. На Балканском полуострове Юстиниан построил ряд укреплений для отражения натиска со стороны северных соседей — славян. Таким образом, Юстиниану удалось восстановить большую часть территории Римской империи.

В начальный период его правления была осуществлена кодификация римского права.

После смерти Юстиниана Византийская империя вступила в длительный кризис, из которого она вышла лишь в начале VIII в. В результате страны, завоеванные при Юстиниане, были потеряны. В 568 г. лангобарды захватили северную и среднюю Италию. В VI в. славяне стали проникать на территорию Византии. В конце VII в. арабы, покорив Иран, захватили Египет, Сирию, Палестину и часть Малой Азии. В начале VIII в. почти вся Северная Африка была также захвачена арабами.

Таким образом, власть Византии сохранилась лишь в части Малой Азии и Балканского полуострова. Торговые связи с Востоком в этот период были подорваны.

Массовое продвижение славян на Балканский полуостров в VI и первой половине VII в. оказало огромное влияние на социально-экономический строй Византии.

Славяне расселялись сельскими территориальными общинами, что способствовало широкому распространению в империи общины и общинного землевладения. Славянская колонизация сыграла крупную роль в развитии феодальных отношений в Византии, в усилении ее обороноспособности.

В начале VIII в. Византийская империя начинает постепенно выходить из ослабевшего ее кризиса. В борьбе с трудностями императоры Исаврийской династии (717 — 802), основателем которой был Лев III, провели ряд реформ. Главная цель реформ — изыскать средства, необходимые для содержания армии и совершенствования государственного управления.

Эта проблема была решена путем так называемого иконоборчества, которое с 726 г. стало официальной государственной политикой правительства. С этим была связана цель ликвидации монастырского землевладения, составлявшего половину всего лучшего земельного фонда страны, на который распространялись многочисленные монастырские привилегии, приносящие духовным феодалам колоссальные доходы.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1170
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:38.Заголовок:Императоры — иконобо..


Императоры — иконоборцы издают законы против почитания икон, расценивая это почитание как идолопоклонство.

Иконоборчество в какой-то мере зарождалось и как протест против городской церкви с ее пышным культом, бесчисленным городским духовенством и его античными традициями жизни.

В ходе иконоборческого движения ликвидировались монастыри, конфисковывались их земли, а самих монахов под угрозой сурового наказания власти обязывали вступать в брак. В целях обеспечения регулярного поступления в казну дополнительных налогов и усиления армии императоры Исаврийской династии наделяли крестьян землей, отобранной у монастырей. Эта земля не могла отчуждаться, она как бы носила характер общинного землевладения; община отвечала перед государством за уплату налогов.

Не менее важным было также наделение феодалов землей на условиях несения ими военной службы. Наконец императоры-иконоборцы наделили землей военных поселенцев (стратиотов), проживавших в приграничных районах. Эти меры укрепили внутреннее и внешнее положение Византии, что позволило снова распространить власть на Грецию, Македонию, Крит, Южную Италию и Сицилию.

Благодаря полученным средствам от иконоборческой политике Лев III смог создать армию, которая могла противостоять арабской коннице. В результате в 740 г. арабы были разгромлены в битве при Акроине (Малая Азия).

Когда в начале IX в. арабская опасность ослабла, процесс феодализации усилился, в результате чего положение крестьян стало резко ухудшаться. Феодалы захватывали общинные земли и превращали крестьян в крепостных. В результате в 820 г. произошло массовое выступление византийского крестьянства под предводительством Фомы Славянина. Восстание показало силу народного недовольства. Но одновременно оно ускорило и усилило консолидацию класса феодалов. Даже непримиримый иконопочитатель Федор Студит писал: “Теперь не время возобновлять прошлые споры. Это приносит смуты. Теперь время единомыслия”.

Иконоборческие и иконопочитательские партии, напуганные подъемом народного движения, вскоре после подавления восстания примирились. Восстановление иконопочитания стало одним из крупнейших праздников православной церкви. Тем самым господствующий класс оформил свое социальное единство духовным и организационным единством церкви.

Во второй половине IX в. и особенно в X в. Византийская империя достигла нового подъема. В этот период могущественный Арабский халифат распался на ряд самостоятельных государств, и Византия, воспользовавшись этим обстоятельством восстановила свою территорию почти до пределов ранней Византийской империи. В начале XI в. была завоевана Болгария.

В истории страны это почти двухсотлетняя эпоха правления императоров Македонской династии (867 — 1056), когда оформились основы социальной организации и централизованной раннесредневековой государственности.

На почве оживления торговых отношений, принятия русскими в 988 г. христианства от греков и совместной борьбы с общими врагами (печенегами, хазарами, половцами) во второй половине X века укрепились связи Киевской Руси и Византии. На Руси распространилась славянская письменность, из Византии ввозились богословские книги, предметы культа, византийские зодчие работали в Киеве и других русских городах.

В процессе феодализации Византии свободное крестьянство стремительно сокращалось. Начало массового обеднения свободного крестьянства приходится на вторую половину IX в. и было связано с ростом податного гнета и повинностей.

В XI — XII вв. число свободных крестьян-общинников стало уже совершенно —незначительным. Крепостной крестьянин (парик), сидящий на земле феодала и платящий ему оброк, стал наиболее часто встречающейся фигурой в византийской деревне. При этом неуклонно росло крупное феодальное землевладение. Закрепощение было завершено при династии Комненов. Налоговое бремя, ложившееся на крестьян, все более возрастало, что вело к их обнищанию. Это не могло не сказаться отрицательно на состоянии рынка. Его развитие во второй половине XII в. начинает замедляться в связи со снижением покупательной способности крестьян. В последней четверти XII в. усиливается процесс пауперизации и люмпен-пролетаризации части городского населения, что особенно остро проявлялось в Константинополе.

В империи появились мощные тенденции к феодальной децентрализации страны. Растущая изоляция и слабость Константинополя были во многом учтены крестоносцами и венецианцами, видевшими реальную возможность превратить столицу в центр своего господства в Восточном Средиземноморье.

В начале XIII в. римский папа Иннокентий III призвал Европу к очередному крестовому походу, который оказался весьма своеобразным. На этот раз крестоносцы направились не против турок или других мусульман, а против христианской Византии. В этом значительную роль сыграла Венеция, торговавшая выгодно с Египтом, который находился во владениях турецкого султана (куда кстати и предполагалось идти крестоносцами) Венеция была заинтересована в ослаблении Византии.

Воспользовавшись междоусобной борьбой в новой династии Ангелов, крестоносцы захватили в 1204 г. Константинополь и создали на южной части Балканского полуострова государство под названием Латинской империи.

“Латинские”, т. е. западноевропейские феодалы беспощадно грабили местное византийское население. Византийская империя распалась на ряд государств: греческое Эпирское царство на Западе, Никейская империя в Малой Азии и др. Никейская империя стала центром консолидации греческих сил и борьбы за ликвидацию Латинской империи, которая распалась на фактически самостоятельные области — венецианские владения, Фессалоникское королевство, Афинское герцогство, княжество Ахейское.

Никейский император Михаил VIII Палеолог в июне 1261 г. взял Константинополь; Византийская империя была восстановлена. Но восстановленная империя мало напоминала империю, какой она была до латинского завоевания. Четвертый крестовый поход (1202 — 1204 гг.) покончил с Византией как с великой державой; ее владения ограничились незначительной частью Балканского полуострова (часть Фракии и Македонии), островами Эгейского моря, узкой полосой Малой Азии, несколькими крепостями в Полопоннесе.

Владычество латинян разрушило и старый механизм ее государственного управления. Константинополь был полуразрушен; византийская армия была невелика (15 — 20 тыс.) и состояла в основном из наемников — турок и монголов, а флот — из 50-75 кораблей. Восстановленная Византия представляла собой совокупность провинций, слабо подчиненных центру.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1171
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:39.Заголовок:Папский престол, по-..


Папский престол, по-прежнему добиваясь подчинения византийской церкви и, соответственно, императорской власти своему влиянию, противодействовал всем возможностям укрепления Византии.

К началу XVI в. новая угроза нависла над Византией со стороны турок-османов, которые стали распространять свою власть над Малой Азией и дошли до берегов Мраморного моря.

Феодальные усобицы, продолжавшиеся с перерывами с 1320 по 1391 г., дезорганизовали политическую жизнь Византии. После смерти в 1341 г. императора Андроника III в Византии вспыхнула настоящая гражданская война, переросшая в крупнейшее в истории страны социальное движение.

Вся полнота власти оказалась в руках регента при девятилетнем Иоанне V Палеологе (1341 — 1391) главы феодальной аристократии Иоанна Кантакузина. Против феодальной аристократии единодушно выступили крестьянство и городское население. Победила феодальная аристократия; фактическое правление Кантакузина продолжалось до 1354 г.

С 1352 г. началось турецкое завоевание Византии. В 1362 г. турки захватили Адрианополь, в который была перенесена столица Османского государства. В 1371 г. турки разбили сербов; в 1385 г. турецкие войска овладели Софией, а в 1389 г. произошла знаменитая битва на Косовом поле. В 1393 г. турки овладели последним болгарским городом. В принципе судьба Балканского полуострова была решена.

С победами турецкого султана Баязида I (1389 — 1402) на Западе начали понимать реальное значение турецкой угрозы. В 1396 г. был против него организован крестовый поход, но в битве при Никополе крестоносцы были разбиты.

Некоторую передышку в борьбе с турками Византия получила во время борьбы турок-османов с Тамерланом (1370 — 1405), который летом вступил в Малую Азию и в битве при Анкаре турки были разбиты, что повлекло длительную усобицу в лагере турецких феодалов.

Но и в самой Византии феодальные междоусобицы не утихали. В 20-е годы XV в. турки снова окрепли. Султан Мурад II (1421 — 1451) начал новое наступление на Византию.

В 1444 г. против турок был организован новый крестовый поход, который не привел к успеху (в битве под Варной рыцари-крестоносцы были разбиты).

В 1449 г. на византийский престол вступил последний император — Константин XI Палеолог (1449 — 1453), а на турецкий — Мехмед II Фатих (“Завоеватель”).

29 мая 1453 г. начался последний штурм Константинополя, и Византийская империя прекратила свое существование. Константинополь, переименованный в Стамбул, сделался столицей Турецкой империи.

По мере развития феодальных отношений в Византии все население делилось на сословия, различающиеся по своему правовому статусу.

Самыми привилегированными были сенаторы, к которым относились крупнейшие земельные и денежные аристократы, высшие государственные и придворные сановники.

В большинстве случаев высшие церковные должности также замещались представителями сенаторского сословия. Имения сенаторов освобождались от всех местных поборов и повинностей; им предоставлялось право держать свои военные отряды, налагать на население штрафы, а позднее даже иметь свои тюрьмы. Члены сенаторского сословия были подсудны лишь префекту столицы.

Что касается основной массы феодалов (динатов), то они также в целях расширения своих владений стремились отобрать крестьянские земли за долги, превратить крестьянина в зависимого.

Другой привилегированной группой было духовенство, которое было освобождено от так называемых "грязных" повинностей — молотьбы, хлебопечения, подводной и дорожной, поставки строительных материалов и т. д.

Конец XIII — начало XIV вв. — время окончательного установления в Византии полного господства крупного феодального землевладения. Огромное количество земель с париками было роздано светским феодалам и крупным монастырям.

В то же время в византийской деревне увеличивается число малоимущих и неимущих крестьян, держателей части надела, дома с садовым участком или виноградником. Обеднение крестьян и развитие поместного хозяйства феодалов способствовало развитию деревенского ремесла как во владениях светских феодалов, так и монастырских.

К середине X в. положение крестьян стало резко ухудшаться. Разоренное крестьянство стало уходить из общины без земли. Число заброшенных и пустующих земель все более увеличивалось; общины были не в состоянии платить за них подати; государство оказалось вынужденным исключать их из общинной собственности. Это были класмы — общинные земли, переходившие в государственную собственность.

Указанный процесс положил начало массового закрепощения крестьян. Неимущий крестьянин стал оседать на землях крупных феодалов и монастырей; из них и формировалась категория зависимых крестьян — париков.

Следует отметить, что в плане утверждения феодальных отношений Византия отставала от империи Каролингов, в которой господство феодальных отношений и вотчинного поместья утвердилось уже во второй половине VIII в.

Низшее сословие делилось на крестьян, торговцев и ремесленников.

Крестьянство подразделялось на три группы: свободных землевладельцев; "свободных" колонов33, арендовавших землю и сохранивших право передвижения и распоряжения своим имуществом; и "приписных" колонов, которые в отличие от свободных были прикреплены к земле и не могли распоряжаться своим имуществом.

В Византии торговля достигла достаточно высокого уровня. Торговлю некоторыми товарами (хлебом, скотом) государство объявляло своей монополией, поручая реализацию этих монополий корпорациям купцов.

Эти корпорации были своеобразными юридическими лицами, т. е. выступали в качестве субъектов права. Они имели свои уставы, свои собрания, свои классы, назначенных властями должностных лиц. Государственная власть устанавливала цены товаров и прибыль торговцев (не более 8 1/3%).

Вступление в корпорацию торговцев производилось лишь с разрешения властей и по рекомендации определенного числа членов данной корпорации и связывалось с уплатой взноса в пользу государства и корпорации.

Торговые корпорации выполняли различные государственные повинности, характер и размер которых зависел от произвола властей.

Наибольшим влиянием среди купеческих корпораций пользовалась корпорация ростовщиков, которая ссужала деньгами даже государственную казну.

Налоги сдавались на откуп ростовщикам, что еще более повышало их роль. Ростовщики и крупные торговцы формально принадлежали к низшему свободному сословию, однако могли покупать почетные звания и тем самым пользоваться различными привилегиями.

Что касается ремесленников, то они также объединялись в свои корпорации, деятельность которых регулировали и контролировали государственные чиновники.

Профессии ремесленников являлись наследственными, они не могли оставить свою работу под угрозой сурового наказания.

Следует отметить, что в первой половине XIV в. итальянское купечество постепенно захватывает в свои руки не только внешнюю торговлю Византии, но в значительной степени и внутреннюю оптовую торговлю продовольствие. Так, контроль над снабжением Константинополя переходит к генуэзцам. Одновременно увеличивается ввоз в Византию итальянских изделий, что отрицательно сказывалось на собственном ремесленном производстве Византии. К тому же снижение торговых пошлин из-за привилегий генуэзцев и венецианцев ставило под удар отечественное производство; это вело также к сокращению доходов государства.

Середина XIV в. — время постепенной капитуляции объединенной вокруг центрального правительства чиновно-служилой знати, слабеющих торгово-промышленных кругов , разорение мелкого торгово-ремесленного населения города.

Вне сословного строя свободных людей находились рабы, которые были преимущественно в государственных мастерских и в домашнем хозяйстве византийской аристократии.

В связи с развитием феодальных отношений труд рабов применялся в хозяйстве незначительно, а их положение даже улучшилось. Была установлена ответственность за убийство раба; поощрялся отпуск их на волю. Рабы имели право на свое имущество, они могли владеть мастерской при условии поручительства своего господина. Разрешались браки между свободными и рабами; дети от таких браков считались свободными.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1172
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:41.Заголовок:Император — глава го..


Император — глава государства, сосредоточивший в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть; он также руководил церковью, созывал соборы, назначал высших церковных иерархов.

С VII в. император стал именоваться базилевсом, т. е. царем, считавшимся наместником бога на земле.

В Византии не было определенного порядка престолонаследия, формально царя избирал сенат. Однако в связи с этим вопросом в стране нередко происходила ожесточенная борьба среди различных групп феодальной знати, в которой участвовала и армия. За период византийской истории около двух третей царей умерло насильственной смертью.

Поэтому цари еще при жизни стремились назначить себе преемника в лице сына или иного близкого родственника. В результате около 200 лет царский престол находился в руках Македонской династии (867 — 1056), длительное время правили и представители династии Палеологов (1261 — 1453). Могущество и сила царей находилась в зависимости от величины их домена.

При царе находился Государственный совет (консисторий), игравший роль совещательного органа.

Наряду с Государственным советом существовал сенат (синклит), который мог избирать царя, заниматься вопросами внешней политики, расследовать важнейшие уголовные дела. В конце VII в. Лев VI лишил сенат права рассматривать законопроекты.

Органы центрального управления

Высшие должностные лица: префект претория Востока, управлявший Малой Азией, Египтом и Фракией; квестор, являвшийся председателем Государственного совета (в его же ведении юстиция и вопросы текущего законодательства); начальник дворца, ведавший личной охраной царя, его личной канцелярией, почтой, приемом послов иностранных государств; два комитета финансов, управлявших государственным казначейством и ведавших царскими имениями и средствами, отпускаемыми на содержание двора; два магистра армии, руководившими войсками, в том числе и входившими в состав вооруженных сил столицы.

В VII в. была осуществлена реформа государственного управления: все высшее чиновничество было поделено на 60 разрядов (чинов). Латинские названия должностей были заменены греческими. Лица, занимавшие высшие государственные посты, именовались лагофетами. Главой лагофетов был лагофет дрома, в ведении которого находились внешние сношения, почта, пути сообщения, личная канцелярия царя, царская стража. Среди других лагофетов необходимо выделить заведующего государственным казначейством, военного лагофета; лагофета, управлявшего царскими землями, и лагофета, ведавшего царскими ремесленными мастерскими и арсеналами.

Немало было и других высших сановников: хартулярий саккелия, заведовавший частным имуществом царя; саккелярий — государственный контролер; квестор — хранитель государственной печати; доместик схола — командующий византийской армии; дунгарий флота; префект или эпарх столицы, ведавший охраной порядка и снабжением продовольствием столицы.

Высшие сановники руководили канцеляриями или секретами, ведавшими определенными отраслями центрального управления, с большим количеством служащих.

В Византии, как и в Западной Европе, шел процесс постоянного увеличения светского и церковного землевладения за счет уменьшения царского домена. Это ослабление экономической мощи монарха влекло за собой постепенное падение их политического авторитета, ослабление централизованной власти, засилье земельной аристократии, а в конечном счете и падению Византии.

Местное управление

Византийская империя делилась на две префектуры: Восточную и Иллирийскую. В состав Восточной входили Малая Азия, Египет и Фракия. В состав Иллирийской — Балканский полуостров. Префектуры возглавлялись префектами претория, в руках которых была сосредоточена административная и судебная власть. Префектуры делились на диоцезы, которые управлялись виккариями; диоцезы состояли из провинций, во главе которых стояли президы или ректоры. Провинции состояли из общин, которые управлялись сенаторами и выборными лицами, находящимися под контролем чиновников.

В конце VI в. были образованы две особые крупнейшие области (экзахарты): Равенская в Италии и Карфагенская в Африке, в которых царские наместники — экзархи сосредоточили в своих руках военную и гражданскую власть. В связи с возросшей в VII в. военной угрозой (с востока со стороны персов и арабов; с севера — болгар, славян и аваров) правительство Византии перевело на военное положение многие пограничные провинции, которые превратились в военные округа — фемы во главе с военачальниками — стратигами, имевшими свой штат должностных лиц (доместик или начальник штаба, хартулярий или интендант; протонатарий, ведавший делами гражданского управления и суда).

С 534 г. была завершена кодификация римского права и в силу вступил Свод Юстиниана. Одним из важных источников византийского права были императорские указы, получившие название новелл. Новеллы в целом формулировали нормы развивающегося феодального права; они определяли также структуру и компетенцию центральных и местных органов власти и управления.

Конечно, Свод Юстиниана предусматривался с учетом развивающихся феодальных отношений, что нашло отражение не только в новеллах, но и в виде кодификаций.

Эклога и законодательство императоров-иконоборцев.

Первым византийским кодексом явилась Эклога, изданная в 739 — 740 гг. Хотя в основу Эклоги был положен Свод Юстиниана, но в нее не вошло все то, что устарело или противоречило новеллам. Эклога пользовалась большой популярностью, она получила широкое распространение и вне Византии.

В середине IX в., когда было восстановлено почитание икон, Эклога была формально отменена; но ряд ее положений продолжал применяться в судах, а отдельные ее нормы оказали влияние на позднейшее законодательство34.

В правление императоров Исаврийской династии были изданы также Земледельческий, Морской и Военный законы. Земледельческий закон (вторая половина VIII в.) был издан в связи со славянской колонизацией империи, в связи с расселением на территории Византии славянских общин. Земледельческий закон регламентировал отношения в крестьянской общине в области сельского хозяйства; здесь, в частности, говорилось о земледельцах, о садовых деревьях, о новых постройках; об убытках, причиненных животными; об ответственности за кражу зерна, плодов, леса, за потраву посевов и т. д.

В Военном законе говорилось об ответственности военнослужащих за совершение воинских преступлений.

В Морском законе определялись правила поддержания порядка на кораблях, ответственности судовладельца, указывались нормы оплаты экипажа корабля и другие.

В период правления Македонской династии (867 — 1056) появляются новые руководства для судей и новый законодательный сборник: Прохирон, Эпаналоги и Базилики.

Прохирон 879 г. — краткое изложение законов для судей, содержащий нормы гражданского, уголовного, процессуального и церковного права. Прохирон существенно отходил от Свода Юстиниана; здесь осуждалась Эклога и в целом законодательство императоров-иконоборцев.

В 884 г. была опубликована "Ревизия древних законов", которая представляла собой совокупность тех норм Свода Юстиниана, которые сохраняли силу и могли быть использованы в судебной практике.

Эпаналога, изданная в 884 — 886 гг., являлась новым руководством для судей, в котором в Прохирон были внесены некоторые изменения с учетом "Ревизии древних законов" и новелла Василия I.

Базилики ("царские законы") — новый законодательный сборник, изданный в период правления Льва Мудрого — сына Василия I в 888 — 889 гг. Базилики прежде всего пересмотрели структуру Свода Юстиниана, в результате чего все нормы по одному и тому же вопросу оказались сосредоточенными в одном месте, а не разбросанными в четырех частях — Институциях, Дигестах, Кодексе и Новеллах. Базилики состоят из 60 книг, каждая из которых начинается выдержкой из Дигеста по определенному правовому институту, а далее приводятся соответствующие положения из Институций, Новелл, Прохирона, Эпаналоги, которые подтверждают и дополняют Дигесты. В Базиликах были нормы не только гражданского, уголовного, процессуального, но и церковного права.

Если в Эклоге и Земледельческом законе защищалась крестьянская община и статус свободного крестьянина, то Прохирон, Эпаналога и особенного Базилики закрепощали свободных крестьян-общинников.

После Базилик издавались лишь императорские новеллы, получившие название хрисовул (золотопечатных грамот), в которых нередко указывались привилегии, предоставлявшиеся духовенству, монастырям и отдельным лицам (в частности предоставление им административно-судебных прав, а также налоговых льгот).

В 1345 г. появилась частная кодификация судьи Арменопуло под названием "Шестикнижие", содержащее нормы гражданского и уголовного права Византии и имевшее широкое распространение. После падения Византии "Шестикнижие" действовало в Греции, Валахии, Молдавии и Бессарабии после ее присоединения к России в 1812 г.

Гражданское право. Право собственности

С началом истории Византии после краха Западной Римской империи происходил процесс приспособления римского права к развивающимся феодальным отношениям. Прежде всего стала формироваться феодальная поземельная собственность. Магнаты владели своими поместьями на праве частной собственности и феода. Широкое распространение среди дворянства получили проник (бенефиции), большая часть которых со временем превратилась в феоды.

В начальный период истории Византии среди крестьянского населения преобладали свободные мелкие собственники и крестьяне-общинники. Но в IX — X вв. после ослабления внешней опасности прежде всего со стороны Арабского халифата начинается наступление на свободных крестьян, которые теряли не только свою экономическую самостоятельность, но и свободу, превращаясь таким образом в феодально-зависимых крестьян.

Феодалы (в том числе и прониары) осуществляли на территории своих владений судебные и административные функции. Так, крестьяне, жившие на земле прониаров, должны были платить им оброк и отбывать барщину.

Основные институты вещных прав, регламентированные в Своде Юстиниана, были сохранены в византийском праве, где, например, говорится о владении (possesio), которое подразделялось на добросовестное и недобросовестное. В византийских кодексах говорится о сервитутах (особенно городских), об эмфитевзисе — наследственной аренде.

Обязательственное право

В Византийском праве сохранилось деление обязательств на обязательства из договоров и на обязательства из деликтов (правонарушений). В византийских кодексах говорится, например, о договорах купли-продажи, дарения, мены, займа, найма, хранения (поклажи), товарищества.

С подробностью излагаются вопросы залогового права, причем отмечается два вида залога: один с передачей заложенной вещи кредитору и другой без этой передачи (ипотека), когда в виде залога выступает земля. Также подробно регулируется договор займа, по которому был установлен максимальный размер процента (12% годовых). При этом запрещалось взимание процентов на проценты.

Договоры, как правило, заключались в письменной форме.

Брачное и семейное право

В Византии брак регулировался нормами православного церковного права, согласно которому предшествовало обручение, сопровождавшееся церковным обрядом. Обручение могло быть расторгнуто по причине нежелания обученных вступить в брак, совершения обручения без согласия родителей и опекунов, близкой степени родства между обрученными, неспособности к сожительству после вступления в брак, развратного поведения жениха или невесты, совершения преступления женихом или невестой, безвестного отсутствия в течение трех лет, тяжелой болезни, сумасшествия в течения двух лет, желания уйти в монастырь.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1173
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:42.Заголовок:Брак совершался путе..


Брак совершался путем церковного обряда (венчания). Для признания брака действительным необходимо было соответствовать следующим требования: достижение брачного возраста (для невесты — 12 лет, для жениха — 14 лет); согласие жениха и невесты, их родителей или опекунов; не состоять в другом браке; отсутствие родства и свойства в определенных степенях.

Разрешалось вступать в брак не более трех раз. Византийское право разрешало расторжение брака путем развода при следующих обстоятельствах: совершение государственного преступления, покушение одного супруга на жизнь другого, истребление утробного плода, прелюбодеяние; легкомысленное поведение жены (участие в пирах с посторонними мужчинами, отлучка на ночь из дома; посещение женой без ведома мужа публичного зрелища); неспособность к брачному сожительству; длительное безвестное отсутствие одного из супругов; пребывание в плену (поскольку человек, взятый в плен, становился рабом); психическое заболевание; уход одного из супругов в монастырь; посвящение в сан епископа.

Кроме того, жена имела право на развод в следующих случаях: если муж оскорбил жену, стараясь свести ее с другим мужчиной; если муж без основания обвинил жену в прелюбодеянии.

Расторжение брака путем развода производилось только по судебному решению.

Что касается имущественных отношений между супругами, то речь идет прежде всего о приданом и предбрачных подарках, которые супруги не имели права отчуждать за некоторыми исключительными случаями (например, для приобретения нового имущества, которое может дать более крупный доход; для уплаты долгов жены; для пропитания родителей, мужа или брата).

Муж имел право пользования доходами с имущества, входившего в состав приданого.

Жена имела право обратиться в суд с иском против мужа, растратившего ее приданое.

Наследственное право

В византийском праве говорилось о наследовании по закону и завещанию. В первом случае устанавливалось четыре ступени законных наследников: нисходящие (сыновья и дочери, внуки); восходящие (отец и мать), боковые родственники (брат, сестра), вдова наследодателя в половинной части (вторую часть получает казна). Выморочное имущество переходит полностью казне.

Завещание оформлялось в письменном виде, оно должно было подтверждаться подписями свидетелей. Завещание было недействительным, если оно сделано лицом, не достигшим 14 лет, глухонемым, слабоумным, пьяным, находившимся под опекой за расточительство, совершившим преступление, отрекшимся от христианства. Завещание ограничивалось обязательной долей в пользу детей и родителей, называемой фалкидионом. Приданое и предбрачные подарки были собственность жены.

Византийское право приводит перечень оснований, по которым можно было лишить наследства детей и родителей (например, оскорбительное отношение к завещателю, совершение преступления, позорное поведение, отступление от православной веры).

Византийское право сохранило такие институты римского наследственного права как фидеикомиссы и легаты. Почти полностью были восприняты положения римского права об опеке и попечительстве. Опека над малолетними (лица мужского пола до 14 лет и женского до 12 лет) устанавливалась по завещанию или по решению родственников или властей. Над несовершеннолетними (мужчины и женщины до 25 лет) учреждалось попечительство, которое устанавливалось также над расточителями и слабоумными.

Уголовное право

Уголовная ответственность наступала для лиц, достигших 7-ми летнего возраста.

В системе наказаний закреплялось социальное неравенство. Так, пособники похищения свободных женщин подвергались телесному наказанию, острижению и изгнанию, а раб наказывался сожжением.

Господин мог безнаказанно убить своего раба. Византийское право учитывало формы виновности, знало понятие невменяемости.

В двух случаях разрешался самосуд: убийство ночного вора, а также любовника жены, застигнутого с поличным на месте свидания.

Наказывалось не только оконченное преступление, но и покушение на него, если имел место факт приготовления к нему. Умысел к совершению государственных и религиозных преступлений был наказуемым. За соучастие (подстрекательство, попустительство, укрывательство, пособничество) установлено такое же наказание, как и за само преступление.

При назначении наказания учитывался рецидив. Так за кражу в первый раз вор подлежал телесному наказанию, за второй раз ему отсекали руку.

Византийское право предусматривало следующие виды преступлений.

Государственные преступления: измена, заговоры против императора; другие действия, направленные против государства и царя. Например, передача неприятелю военной тайны. За все это смертная казнь путем сожжения.

Религиозные преступления: вероотступничество, совращение в иудейскую религию, раскол, святотатство — кража мертвых, колдовство и лжеприсяга. Наиболее тяжкие религиозные преступления наказывались смертной казнью путем отсечения головы или повешения. За клятвопреступление и лжесвидетельство — отсечение языка.

Преступления против личности. Убийство наказывалось смертной казнью путем отсечения головы, а за убийство родственников — сожжение. За нанесение телесных повреждений — членовредительские наказания. К преступлениям против личности были также отнесены побои, истязания, клевета, продажа свободных людей в рабство.

Преступления против собственности. За совершение кражи — бичевание и штраф в двойном размере цены похищенного имущества; за грабеж — штраф в четвертном размере; за разбой — сажание на кол. К этому виду преступления относился также поджог, а также неосторожное обращение с чужим имуществом.

Преступления против нравственности и семьи: прелюбодеяние, кровосмешение, изнасилование, растление малолетних, мужеложество, скотоложество, многобрачие, насильственный брак, обольщения. Некоторые из этих преступлений наказывались смертной казнью, другие членовредительством (за половые преступления — отсечение носа, кастрация — за скотоложество), изгнанием. За похищение женщин — отсечение руки.

В византийском уголовном праве закреплялась множественность наказаний за одно и то же преступление. В качестве дополнительного наказания нередко применялась конфискация имущества (например, имущество государственных преступников). Кроме того, имущество умерших еретиков, дети которых не являлись православными, замужней женщины, находившейся в связи со своим рабом, подлежало конфискации.

Изгнание чаще всего применялось как дополнительное к членовредительскому наказанию. Острижение применялось только как дополнение к членовредительскому наказанию.

Процесс

В византийском праве по уголовным делам все более усиливались начала следственно-розыскного инквизиционного процесса, для которого были характерны презумпция виновности, признание вины — высшее доказательство, допрос под пыткой, тайна и письменность процесса, запрещение представительства со стороны обвиняемого. По уголовным делам судьи обязаны были допрашивать обвиняемых и свидетелей, каждого в отдельности.

В качестве свидетелей не допускались женщины, несовершеннолетние, развратники, слабоумные, слуги, домашние, бедные, глухие, изобличенные в подлогах, еретики и евреи против христиан.

Суд мог потребовать от свидетелей принесения присяги. В отличие от свидетелей по гражданским делам, свидетели по уголовным делам вызывались по распоряжению судебных органов и их явка в суд была обязательной.

Представители сенаторского сословия имели привилегии. Они были подсудны только префекту столицы. Сенаторы не могли подвергаться пыткам за исключением тех случаев, когда они обвинялись в государственных преступлениях. Приговор в отношении сенаторов вступал в законную силу после утверждения его императором.

При рассмотрении гражданских дел закреплялась состязательная форма процесса.

В VI в. развернулась колонизация Балкан. К VII в. на востоке и юго-востоке Балканского полуострова, входившего в состав Византии, образовалось несколько славянских племенных союзов, в том числе и "Союз семи племен", который сложился в Мизии (на северо-востоке современной Болгарии).

Во второй половине VII в. в Мизию вторглась тюрско-болгарская орда хана Аспаруха.

Вскоре произошло военное столкновение булгар (прото-болгар) с Византией, в результате которого византийский император Константин IV вынужден был заключить мир с Аспарухом, что означало фактическое признание возникшего славянско-булгарского государства.

Процесс классообразования у самих славян, появление частной собственности и вторжение булгар привели таким образом к созданию так называемого первого Болгарского царства, история которого началась с 681 г., когда держава Аспаруха была признана Византией.

В новом государстве главенствующее положение заняли завоеватели в лице булгарской родо-племенной знати. Однако следует иметь в виду, что по уровню хозяйственного и культурного развития земледельцы-славяне стояли выше скотоводов — булгар.; они превосходили их и в численном отношении. С течением времени степняки были ассимилированы славянским населением и все население страны получило единое название болгар.

Таким образом, не приходится видеть в булгарской знати творцов государственности у южных славян. Процесс формирования классового общества, как известно, всегда длителен. В его основе лежат глубокие сдвиги в состоянии производительных сил и в производственных отношениях, а не политические моменты. Приход орды Аспаруха, бесспорно, ускорил процесс складывания раннефеодального государства. С подчинением славян булгарской верхушке заметно углубилась имущественная и социальная дифференциация общества.

Показателем того, насколько далеко зашла в Болгарском царстве феодализация, служит признание в 865 г. христианства государственной религией: возникла необходимость заменить несоответствующие новым порядкам верования, которые достались в наследство от родового строя. Зенита своего политического могущества Первое Болгарское царство достигло при царе Симеоне (893 — 927). Его владения простирались от Черного моря до Адриатики, северная граница была отодвинута далеко за Дунай.

К X в. значительная часть крестьянства оказалась в зависимости от "владык земных", "боляр", как их именуют источники. Частые войны, которые вела Болгария, отрывали свободных общинников от их хозяйства, тем самым ускоряя потерю ими земли и свободы. Классовый протест народных масс против усиливающейся эксплуатации ярко выразился в богомильстве. Это еретическое движение, отрицавшее все устои современного ему общества, объективно носило антифеодальный характер. Церковь и государство беспощадно преследовали еретиков, но были не в силах искоренить богомильство.

Начиная с 30-х гг. X в. все ощутимее становились центробежные тенденции в экономически и политически окрепших землях обширного Болгарского царства. В самом господствующем классе все чаще возникали серьезные разногласия, приводившие к междоусобицам, ослаблявшим государство и влекущим его феодальный распад, феодальную раздробленность. Византия вскоре воспользовалась слабостью болгарского государства. В ходе полувековой борьбы, сломив упорное сопротивление, она к 1018 г. овладела последними болгарскими крепостями.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1174
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:44.Заголовок:Победа восстания 118..


Победа восстания 1185 — 1187 гг. вернула Болгарии независимость. Второе Болгарское царство воспользовалось тем, что в 1204 г. под ударами крестоносцев рухнул самый опасный его противник — Византийская империя. В следующем году болгары наголову разбили войско самих крестоносцев. Широко раздвинув свои пределы, Второе Болгарское царство, широко раздвинув свои границы при Иване Асене II (1218 — 1241 гг.) в первой половине XIII в. добилось гегемонии на Балканах. Царская власть опиралась главным образом на служилое сословие — на прониаров, а также на городскую верхушку.

Феодальная аристократия, болярство сопротивлялись объединительной политике царя. Магнаты были сильны в центральном государственном аппарате (во многом построенном по византийскому образцу), в их руках находилась и местная администрация. Во второй половине XIII в. знать укрепила свои позиции в ущерб центральной власти. Это произошло в обстановке усилившейся внешней угрозы со стороны Византийской империи и разорительных татарских набегов из-за Дуная. В XIV в. Второе Болгарское царство раскололось на три самостоятельных государства. Феодальная раздробленность и княжеские неурядицы были основной причиной быстрого завоевания Второго Болгарского царства турками. Турецкие войска в 1393 г. после трехмесячной осады овладели столицей царства — Тырновым, а три года спустя вся страна оказалась под турецким игом.

Первая значительная кодификация болгарского права получила название "Закона судного людем". Закон был составлен в конце IX в,; до наших дней он дошел только в многочисленных русских списках не старше XIII столетия.

“Закон судный людем” — по источникам происхождения и по содержанию — памятник права весьма сложный. Приняв христианство по греческому обряду, Болгария оказалась под влиянием византийской культуры и права, что сказалось на многих статьях Закона. Особенно сильно повлияла византийская Эклога. Однако по расположению статей, по сравнительной значимости отдельных правовых институтов, по мерам наказания болгарский памятник существенно отличается от греческих образцов.

Усиленный акцент поставлен феодальным государством на искоренение остатков язычества. “Закон судный людем” устанавливает своеобразную круговую поруку: церкви должны быть отданы вместе со своим имуществом не только лица, творившие языческие обряды, но и все жители того села, которое терпело в своей среде язычников. За совершение поганских обрядов продажа в рабство угрожала даже "господам", представителям правящего класса. Примерно каждая третья статья Закона посвящена утверждению новых, христианских норм нравственности. Запрещено многоженство — вторую жену, вместе с ее детьми, предписано изгнать из дома, нельзя было вступать в брак с близким родственников, что признавалось вполне допустимым в недавние, дохристианские времена.

В области гражданско-правовых отношений35 Закон регламентировал такие виды договоров как купля-продажа, заем, хранение (поклажа), наем. Причем норма, регулирующая договор трудового найма, была весьма характерной для феодального общества: она разрешала лишать всего заработанного того, кто не "допахал до времени", как не выполнившего условия договора найма до конца.

"Закон судный людем" содержит также нормы, посвященные опеке, поручительству, наследования. При наследовании по завещанию предусматривалась обязательная доля в пользу детей.

Закон защищал собственность суровыми мерами. Много статей посвящено квалифицированным кражам — похищению оружия или коня во время похода и т.д.

За кражу, совершенную рабом, отвечал его господин, который однако имел право освободиться от ответственности, передав вора в рабство потерпевшему. Человека, похитившего свободного и сделавшего его рабом, самого превращали в раба, передавая в собственность пострадавшему, т. е. предусмотрен талион, в целом чуждый славянским правовым обычаям. Болгарскому памятнику IX в. знакомо понятие рецидива. Тот, кто загонит к себе чужое стадо, подвергался избиению. Во второй раз ему грозило изгнание. Будучи пойман в третий раз, он подлежал продаже в рабство.

Строжайшие кары предписаны за поджог. Умышленный поджог дома карался смертной казнью (сожжением либо расчленением мечом), тогда как при пожаре, вспыхнувшем по небрежности, лишь возмещался ущерб. Хищение церковного имущества наказывалось продажей в рабство.

Среди других преступлений Закон говорит об убийстве, которое наказывалось штрафом36; о разбое, за который предусматривалась смертная казнь; об изнасиловании, за которое виновный подвергался мучительному наказанию.

Закон предусматривал в некоторых случаях коллективную ответственность жителей села, когда на его территории совершено преступление, а виновный не обнаружен.

Серия статей регламентировала порядок дачи свидетельских показаний. Родственникам запрещено свидетельствовать друг против друга. Но — что показательно для общественных отношений в раннефеодальной Болгарии — послухом (свидетелем) мог выступить раб или вольноотпущенник.

Перечисленные и остальные статьи, в которых, в частности, речь шла о разделе военной добычи и т. п., охватывали довольно узкий круг вопросов уголовного, гражданского, процессуального права. Все, что лежало за пределами “Закона судного людем”, оставалось сферой действия старого славянского обычая.

Раннефеодальные государственные образования, возникавшие в западной части Балканского полуострова, испытали сильное давление со стороны соседних государств. Так, Каринтия (Словения) подверглась значительной германизации и в конце Х в. вошла в состав Священной империи. Процесс объединения хорватских земель, протекавший в ожесточенной борьбе сначала с Франкской державой, затем — с Венецией и Венгрией, привел в начале Х в. к созданию королевства, которое в течение двух веков играло первостепенную роль в политической жизни региона. Но влиятельные круги феодальной знати сделали ставку на союз с венграми. В итоге унии 1102 г. образовалось Венгерско-Харватское королевство, где ведущие позиции принадлежали венгерским феодалам.

Особое место в ряду южнославянских земель заняли богатые торгово-ремесленные центры далматинского побережья. Среди них первенствовал Дубровник. Признание Дубровником чужестранной власти (до 1205 г. — Византийской империи, потом Венеции и с 1358 г. — Венгерско-Хорватского королевства) не помешало складыванию здесь строя аристократической республики. Реальную власть сосредоточила в своих руках городская верхушка, управлявшая городом через посредство системы политических убеждений: Большого веча — законодательного органа; Сената, которому принадлежала исполнительная власть; и Малого веча, наблюдавшего за деятельностью князя, который стоял во главе администрации.

У сербских племен формирование классовых отношений шло замедленно по сравнению с соседними землями. Немаловажную роль в этом сыграли природные условия. Гористый рельеф поддерживал разобщенность жуп (объединений нескольких сельских общин), способствовал консервации родовых пережитков, часть из которых в глухих горных районах уцелеет вплоть до XX в.

На протяжении VIII и последующих веков возникали княжества в Дукле (будущей Черногории), Боснии и других землях. Медленный, но неуклонный хозяйственный и социальный подъем центральной сербской области — Рашки позволили ей преодолеть внутренние центробежные тенденции и занять место политического лидера. В 60-х гг. XII в., в княжение великого жупана Стефана Немани, Рашка сбросила зависимость от Константинополя. ост международного веса Сербского государства привел к тому, что великий жупан, сын Немани Савва, в 1217 г. получил от папы римского, королевский титул. В споре с православной церковью папа римский пытался перетянуть сербов на свою сторону. Став обширным государством, Сербия достигла максимального расцвета при Стефане Душане (1331 — 1355), который присвоил себе пышный титул "краля Сербия, Дукли, Хума, Зеты, Албании и Приморья, владетеля немалой части Болгарского царства и господина почти всей Византийской империи". (Последнее напоминало о том, что у Византии были отняты Южная Македония, Эпир, Фессалия.) В 1346 г. Стафан Душан венчался на царство. При нем был издан один из наиболее значительных памятников средневекового славянского права — Законник Стефана Душана.

Основной текст Законника — первые 135 статей — был принят в 1349 г. на соборе в Скопле. Для политического строя Сербии характерно, что собор — съезд церковной и светской знати — продолжал функционировать и царь вынужден обращаться к нему при решении важных дел. Пять лет спустя собор внес дополнения, которые составили вторую часть Законника.

Составители Законника стремились преодолеть разнобой в судопроизводстве и привести юридические нормы в определенную систему потребностей феодализма. Памятник многослоен. Наряду с обычным правом в нем были использованы предшествующие акты центральной власти. Значительное влияние на него оказало византийского законодательство, ощутимо воздействие городского права Восточной Адриатики. Как и “Закон судный людем”, свод Стефана Душана не был всеобъемлющ. Его дополняли переведенные с греческого "Закон царя Юстиниана" и некоторые другие компиляции. С другой стороны, сохранилося старый обычай, по которому продолжала судиться сербская деревня.

Законник и другие сербские источники той эпохи показывают, что феодальная собственность выступала в форме баштины и пронии. Аллодист-баштинник, будучи обязан государству небольшой поземельной податью и военной службой, волен распоряжаться землей. Земля была свободно отчуждаема. Кроме родовых светских имений, к баштине причисляли имения монастырей, собравших огромные земельные богатства.

Так, сербский Хилендарский монастырь на Афоне щедротами Душана довел число своих сел в его державе до 360. Прония была для Сербии сравнительно новым явлением: раздача земель в условное держание за службу распространилось только во второй половине XIII в. Держатель пронии не мог подарить ее, пожертвовать церки, продать. Земля по наследству переходила лишь с условием, что новый прониар также будет служить сюзерену.

Господствующий класс в Сербии состоял из двух сословий. Властеличи занимали менее привилегированное положение, чем властели, представители феодальной знати. Властели держали свои родовые земли на праве баштины. Им принадлежали все важнейшие посты в центральном и местном управлении. Правительство принимало меры, чтобы подчинить себе властелей, однако это не всегда удавалось. Вопреки намерениям Душана, феодальная знать в его царствование лишь усилилась.

Судя по Законнику, основную массу сельского населения составляли зависимые крестьяне — меропхи. Объем их повинностей был установлен в общегосударственном масштабе: "меропхам закон по всей земле: в неделю пусть два дня работают на прониара и дают ему в год царский перпер" (серебряную монету"). Сверх того они еще два дня ежегодно работают в стадную пору и, возможно, платят натуральный оброк. Дополнение к Законнику 1354 г. установило, что "ни один господин не волен ничего требовать с меропхов сверх закона". Признанное Законником право крестьянина обжаловать незаконные действия помещика в суд носило формальный характер. Зато эффективно прокладывала себе дорогу идущая сверху от феодалов тенденция к закрепощению деревни. Заключительная, 201 статья Законника грозила меропху в случае побега: "господин пусть опалит ему голову и бороду, распорет ему нос".

Законник выделяет среди прочих категорий крестьянства отроков (холопов), близких по своему статусу к рабам, хорошо известным сербскому феодальному праву (торговля ими сохранилась до XV в.). Отроков рассматривали как наследственное имущество. Закон ставил здесь одно ограничение: их передавали по наследству только по мужской линии. Отпустить их на свободу был вправе только господин, который судит их "по своей воле". Отрок подлежал государственной юрисдикции только по делам о тяжких преступлениях как убийство, разбой.

Законник установил выдачу беглых крестьян господину и при этом ужесточил санкции. Если в своей основной части он обязывал за содействие побегу представить хозяину взамен бежавшего семерых человек, то дополнение приравняло укрывательство "чужого человека" к государственной измене.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1175
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:45.Заголовок:Одновременно огранич..


Одновременно ограничивались права свободных общинников. В статье 69 говорилось: "Пусть не будет себрова сбора (сходки); если же кто найдется их собравший, пусть отрежут ему уши и опалят лицо". Очевидно, государство старалось сломить сельскую общину как орган классового протеста крестьянства.

Судебное устройство в Сербии, как и во всяком феодальном государстве, было сложным. Так имелись господские суды, суды церковные, был особый суд, осуществляемый чиновником, взыскивающим пошлины и т. д. Главное место принадлежало царским судам — придворному, областному, городскому. Областной суд большую часть времени проводил в разъездах, осуществляя общий надзор за всей юстицией в регионе.

Как пережиток старины был суд поротников, т. е. суд присяжных. В зависимости от характера дела, поротники (в составе 24, 12 или 6 человек) большинством голосов выносили обвинительный вердикт. Им было запрещено мирить стороны.

Весьма тщательной разработкой отличаются уголовно-правовые нормы Законника. Среди государственных преступлений на первом месте — измена. К числу особо опасных преступлений отнесены также преступления против религии, разбой, грабеж, подделка монеты, поджог. Наказания за такие преступления были очень суровыми, причем возмездию подвергались в ряде случаев невиновные родственник осужденного (так называемое объективное вменение). Так, изменник наказывался смертью и конфискацией имущества; грабителя вешали вниз головой; за воровство выкаливали глаза; за возвращение в язычество или переход в другую веру следовала смертная казнь, за разорение церкви в военное время виновный наказывался смертью.

Сословный характер Законника проявлялся в том, что за одно и тоже преступление предусматривались различные наказания в зависимости от сословной принадлежности потерпевшего. Так, за убийство властеля серб кроме уплаты штрафа лишался обеих рук, в то время как властель за тоже самое преступление отделывался уплатой только штрафа.

За поджог расплачивается все село, если оно не выдаст поджигателя. Селу, в котором будет найден разбойник, угрожает разграбление, причем на этот раз наказание в виде возмещения ущерба коснется и господина того села. Судебник содержал также небольшое количество норм, посвященных гражданскому и отчасти семейному праву.

Говоря о процессуальном праве, следует отметить, что в церковных судах Сербии применялась инквизиционная форма судопроизводства, в то время как в царском суде рассмотрение дел велось на началах обвинительного процесса, как правило, устно и гласно с обязательным ведением прокола судебного заседания и письменной фиксацией судебного решения.

По делам государственных и религиозных преступлений уголовное преследование осуществлялось от лица государства. Признание ответчиком своей вины означало завершение процесса. Если признания не было, суд оценивал доказательства. Обвинитель мог представить свидетелей и другие улики.

Наряду со свидетельскими показаниями, широко применялись ордалии — "суд божий": испытание раскаленным железом или котелком36. Поединок как доказательство признан для одного случая: когда двое спорят во время военного похода. Они должны биться один на один, и никто под страхом отсечения руки не должен был вступаться.

Исполнение постановлений суда было возложено на специальных должностных лиц — на приставов.

После смерти Стефана Душана его держава стала распадаться на уделы.

Аналогичное положение сложилось и в других частях Балканского полуострова. Турки-османы, которые с середины XIV в. утвердились в отнятой у византийцев Фракии, не замедлили воспользоваться этими обстоятельствами. В сражении на Косовом поле в 1389 г. сербы, после героического сопротивления, были разбиты турками. Вслед за тем наступила, как указывалось, очередь Болгарии. В 1396 г. пала последняя болгарская крепость. В XV в. турецкое владычество было упрочено в Болгарии и Сербии и распространено на соседние области. Так южные славяне подпали под многовековое османское иго, которое будет сброшено с помощью русского народа лишь в XIX в.

Завоеватели внедрили в южнославянских землях свой вариант военно-ленной системы. Насильственно вводились турецкие административные и судебные порядки. Султанское законодательство должно было заменить прежние законы. На деле славянские нормы в значительной степени продолжали действовать. Не случайно сохранилось много — около двадцати — списков Законника Стефана Душана, сделанных в XV — XVIII в. Имущественные претензии, споры из-за пользования общинными угодьями и т. п. в сербской и болгарской деревне периода позднего феодализма чаще всего по-прежнему регулировались нормами обычного права.

Среди западнославянских племен трагично сложилась судьба полабско-балтийских славян, издавна обитавших по нижнему и среднему побережью р. Эльбы (ее славянское название — Лаба) и вдоль берега Балтийского моря между Эльбой и Вислой.

Дошедшие до нас источники застают эти племена на стадии разложения первобытнообщинного строя и формирования классового общества. В конце I — начале II тысячелетия н. э. основой социальной структуры оставалась свободная община. Рабство и другие формы зависимости медленно проникали в эту среду. Рабов предпочитали продавать за рубеж, но иногда использовали в хозяйствах знати.

На балтийском побережье рано возникли торговые города — Волин, Колобжег и др. Это, с одной стороны, форсировало складывание государственно-правовых институтов, с другой — обусловило специфику политического строя поморских княжеств, в которых купеческие круги пользовались большим весом. В городах вечевые собрания довольно скоро попали в зависимость от патрициата.

Среди многочисленных полабских племен уже в VIII — начале IX вв. выдвинулись два племенных союза — ободритов и лютичей (велетов). Именно им, в особенности — лютичам, пришлось принять на себя основной натиск немецких феодалов. Еще Карл Великий перенес военный действия за Эльбу. После того, как в IX в. подчиненные им племена вернули себе свободу, новый этап "натиска на Восток" начался с воцарением в Германии саксонской династии. В 928 г. король Генрих Птицелов овладел главным городом племени гаволян Бренной. Затем был захвачен ряд других областей. Немецкие феодалы стремились утвердить свою власть жестокостью и вероломством. Однако, по словам немецкого хрониста Видукинда, те "решительно предпочитали войну миру, готовые нести всякие бедствия ради дорогой им свободы".

Большое восстание охватило полабские земли в 983 г. На этот раз у Священной Римской империи достало сил только на то, чтобы оттеснить славянские отряды, опустошавшие Саксонию, обратно за Эльбу. Но очень скоро немецкие князья снова повели наступление.

В этой обстановке процесс образования крупных, сравнительно сплоченных раннефеодальных государств оказался в полабско-балтийском районе чрезвычайно длительным и не был завершен. Своей заключительной стадии он достиг в ту пору, когда в обществе уже назревали социально-экономические предпосылки феодальной раздробленности, что делало возникавшие княжества крайне непрочными. Так, на основе бодричского племенного союза в XI в. сложилось обширное государственное образование; в него вошли или платили ему дань многие соседние земли. Однако в начале XII в. разноплеменное и не успевшее консолидироваться государство, в дела которого настойчиво вмешивались немецкие феодалы, распалось.

К тому же княжеская власть в больших и малых политических объединениях у полабских славян X — XII вв. была слаба. Ее ограничивала племенная знать, включавшая в себя жреческую верхушку. Внешне это порой приобретало формы, о которых сообщает немецкий хронист Титмар: "Всеми эти племенами, которые вместе именуются лютичами, не управляет один властитель. Рассуждая на вече о своих нуждах, они единогласно постановляют о том, что надо сделать; а тех, кто противоречит принятому решению, бьют палками...".

Слабость княжеской власти в X — XII вв. — явление вторичное. Она была обусловлена идущей с Запада военной опасностью. Чрезмерное, многовековое перенапряжение сил в тяжелой борьбе с немецкой феодальной агрессией в конце концов сказалось самым отрицательным образом. Оно, в частности, нарушило объединительные процессы и оживило племенной сепаратизм.

Когда в 40-х гг. XII в. германские светские и духовные князья предприняли крестовый поход за Эльбу, славяне не устояли в неравной схватке. Вскоре захваченный город Бренна стал ядром созданного там Бранденбургского маркграфства. Сосед и соперник Альбрехта, саксонский герцог Генрих Лев завоевал западную окраину бодричских владений, но, теснимый другими немецкими феодалами, вынужден был в 1170 г. договориться с князем бодричей. Так в составе германской империи возникло славянское Мекленбургское герцогство; славянская знать, принявшая христианство, уравнивалась в правах с немецким дворянством. Сюзеренитет императора признало также Западное Поморье, паодвергавшееся частым нападениям датчан и немцев; оно превратилось в герцогство Померанию.

В краях, захваченных империей, происходил процесс онемечивания населения. Немецкие феодалы широко прибегали к насилию. В ряде месть славян сгоняли с земель, отдавая их наделы немецким колонистам, запрещая владеть недвижимостью в городах и т.д. В итоге германизации славянский этнос исчез на большей части земель полабско-балтийского региона.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1176
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:47.Заголовок:Польское княжество п..


Польское княжество появилось на страницах письменных источников в 60-х гг. X в. При князе Мешко I (960 — 992) Польша представляла собой обширную и достаточно стабильную раннефеодальную монархию. Начала государственности, очевидно, надо искать задолго до этого момента. Легенды, записанные позднейшими летописцами, и данные археологии позволяют датировать по меньшей мере VIII — IX вв. время появления племенных союзов и их перерастание в территориальные княжества. Одно из них — княжество полян, живших в бассейне р. Варты — явилось центром, вокруг которого объединились польские земли, составившие державу Мешко и его преемников.

Во второй половине X в. отношения между князем и дружиной, которая составляла его военную опору, строилась на основе вассалитета без ленов. При сыне Мешко — Болеславе I Храбром (992 — 1025) дружинники, число которых достигало трех тысяч, начинают получать земли в державе за службу. В те же десятилетия происходило оформление государственного аппарата. Страна была поделена на округа, во главе которых князь ставил своих наместников. Более мелкие административные единицы возглавлялись начальниками крепостных гарнизонов — каштелянами. Княжеская власть при Болеславе I достигшая своего зенита, тем не менее была ограничена советом знати и в какой-то мере — феодальными съездами. С принятием в 996 г. христианства в состав польского господствующего класса влился новый элемент — духовенство. В короткий срок католическая церковь превратилась в крупнейшего земельного собственника.

В 1037 г. поднялось мощное антифеодальное восстание, чьи отголоски широко разошлись за пределами страны. "И бысть мятежь в земле Лядьске, вставше людие избиша епископы и попы и бояры своя", — записал киевский летописец. Восставшие крестьяне — как те, что уже попали в тиски феодальной зависимости, так и стоявшие на пороге утраты свободы, а также рабы обратили свою ненависть прежде всего против духовенства, противопоставив христианской религии язычество — как оплот старых общинных порядков. Народное движение было подавлено с помощью немецкого войска.

С победой феодального строя в Польше все сильнее становились тенденции к децентрализации. Процесс феодального раздробления, подготовленный экономическим усилением отдельных областей страны и упрочением позиций местной знати, которая теперь располагала достаточной мощью для подавления сопротивления крестьянства, восторжествовала в XII в. В 1138 г. Польское княжество было поделено на уделы между сыновьями Болеслава III. Установленный Болеславом принцип первенства отводил старшему в княжеском роду место великого князя, чей удел протянулся полосой от Балтики до Карпат, включая древнюю и новую столицы государства — Гнезно и Краков. Но великокняжеская власть над братьями и племянниками слабела. В XIII в. ее вовсе перестали признавать, а распад углубился и число уделов росло. Пышно расцвели налоговые, судебные, административные иммунитеты светской и духовной знати.

Постепенно складывались социально-экономические предпосылки преодоления политической раздробленности. Хозяйственный подъем находил свое выражение в общем росте населения. За счет внутренней и внешней колонизации осваивались пустовавшие до той поры пространства. Позитивные перемены в сельском хозяйстве подготавливали постепенный переход польской деревни на так называемое немецкое право. Название "немецкое право" напоминает о том, что его нормы первоначально были принесены переселенцами из Германии. Но на него переводили и старые польские села, и перевод нередко бывал прямым результатом борьбы крестьянства, в частности — бегства подданных, принявшего в XIII — XIV вв. широкие размеры.

Перевод на "немецкое право" означал, что на смену обычаю приходило писаное право. Крестьянские повинности приобретали твердый, регламентированный характер. При этом барщина сводилась к нескольким дням в году; повинности состояли из натурального и денежного оброка (чинша), и соотношение между двумя видами оброка неуклонно менялось в пользу денежной ренты. Таким образом внедрение "немецкого права" оформляло важный сдвиг: переход от примитивной отработочной ренты и нерегламентированных поборов к стабильной ренте продуктами, а затем к денежной ренте. Перемены недвусмысленно указывают на втягивание деревни в товарно-денежные отношения, не случайно новые порядки раньше всего вводились вблизи городов. "Немецкое право" одновременно устанавливало принципы сельского самоуправления, сочетая его с верховной и административной властью сеньора. Оно не разрушало общину, в приспосабливало ее к менявшейся обстановке.

Превращение ренты продуктами в денежную ренту предполагает значительное развитие ремесла и торговли. Действительно, польские города в XIII — XIV вв. окрепли, возникли десятки новых торгово-ремесленных центров. Росту цехового ремесла, горного дела, обмена благоприятствовал прилив иноземцев, также связанный с приобретением городами "немецкого городского права". Переселение богатых немецких купцов в Краков, Вроцлав и некоторые другие города привело к тому, что власть там перешла к немецкой верхушке. Но это явление затронуло в основном западнопольские, преимущественно — крупные центры, тогда как "немецкое право" распространялось повсеместно, знаменуя начало нового этапа в социально-экономических отношениях. Прежде находившийся в непосредственной зависимости от феодала город добивался самоуправления. Ремесленник и купец получали известный простор для своей деятельности.

Преодоление раздробленности диктовалось и потребностью борьбы с внешнеполитической угрозой, которая шла прежде всего со стороны Тевтонского ордена и Бранденбурга.

Долгое время тенденция к сплочению разбивалась о соперничество уделов и их владетелей, объединению мешала политика германских и чешских феодальных кругов. Лишь в начале XIV в. одному из удельных князей — Владиславу Локотку удалось собрать под свою руку центральные и юго-восточные земли вместе с Краковым. Вне пределов возрожденного Польского княжества (с 1320 г. — королевства) осталась половина польской этнической территории. В Мазовии правила местная династия, признавшая ленную зависимость от Кракова (окончательно эта область вольется в Польское государство в начале XVI в.); Силезию заняли чехи. Тяжелее всего ощущалась утрата Поморья, где хозяйничали тевтонские рыцари: Польша была лишена выхода к Балтике.

Большую роль в истории средневекового Польского королевства сыграли династические унии, с помощью которых правящая верхушка стремилась разрешить стоящие перед страной проблемы. После не оставившего прямого наследника короля Казимира III (1333 — 1370) трон перешел по женской линии к венгерскому королю Людовику (1370 — 1382). Тот, не имея прочной опоры в Польше, вынужден был идти на уступки влиятельным феодальным группировкам. За признание своей дочери наследницей польского престола он расплатился Кошицким привилеем 1374 г. — грамотой, которая впервые давала привилегии не какому-либо лицу или роду, а всему дворянскому сословию. Кошицкий привилей, в частности, освободил имения дворянства почти от всех регулярных государственных податей. Для сбора чрезвычайного налога правительству каждый раз надо было получить согласие со стороны дворянских представителей.

Союз с венграми не оправдал надежд Польши, для которой первоочередным делом было отвоевание Поморья. Со смертью Людовика уния с Венгрией была разорвана. Провозглашенную польской королевой его дочь Ядвигу выдали замуж за великого князя литовского Ягайло. Польско-литовская уния 1385 г., сохранив государственную самостоятельность каждой из сторон, позволила объединить силы против общего врага. Литовско-русское и польское войско в 1410 г. в битве при Грюнвальде одержало историческую победу над тевтонскими рыцарями. Орден был разбит, хотя затем политическая обстановка сложилась так, что Польша не смогла вернуть себе выхода к морю.

XV век был свидетелем политического возвышения Польского государства и в то же время новых уступок, вырванных у центральной власти феодальными кругами. С полной силой это обнаружилось в правление Казимира IV (1445 — 1492).

В итоге новой, Тринадцатилетней войны с Орденом поляки в 1466 г. наконец воссоединили Восточное Поморье в своих границах, Тевтонский орден признал себя вассалом Польши. Казимир IV чувствовал себя настолько сильным, что не побоялся конфликта с папской курией и, не глядя на противодействие князей церкви, стал сам назначать кандидатов на освобождающиеся епископские места.

Эти шаги правительства активно поддерживала шляхта, т. е. мелкое и среднее дворянство. Она давно враждовала с феодальной знатью, стремясь урезать ее политическое могущество. Одно уж то, что магнаты противостояли центральной власти, делало шляхту естественной союзницей короля. Такая, классическая для феодализма, схема в Польше нарушалась тем, что правительство не нашло надежной опоры в городах.

Патрицианско-купеческая верхушка таких богатых и влиятельных городов как Краков или Познань не оказала необходимой поддержки централизаторским устремлениям королевской власти. В этом дало себя знать засилье немцев. Но все же национальный момент не был решающим в политике патрициата. Ее правомерно сравнить с политикой правящих верхов Новгорода либо Пскова. Купечество как Кракова, так и Новгорода получало свои главные доходы от внешней торговли. Ради объединения и централизации страны оно не собиралось поступаться своими привилегиями и вольностями. Если патрициат богатейших польских городов и в XV в. не отрешился от сепаратизма, то у широких торгово-ремесленных кругов, крепко связанных с внутренним, а не с внешним рынком и потому живо заинтересованных в упрочении единства страны, не хватало сил на то, чтобы самостоятельно выступить на общегосударственной политической арене. Поэтому в польской сословно-представительной монархии политический вес мещанства оказался несравнимо меньшим, чем в других странах.

Такая ситуация давала возможность не только, поддерживая государя, теснить знать, но и ограничить королевскую власть в свою пользу. Созыв в 1454 г. дворянского ополчения для войны с Тевтонским орденом предоставил для этого удобный случай. Понимая, что без нее сейчас не обойтись, шляхта предъявила ультимативные требования, которые — по принятии их правительством — были сведены в Нешавские статуты. Часть статей ограничивала влияние магнатов: запрещено одному лицу занимать несколько высоких должностей, сановников оттеснили от местного судопроизводства и пр. Здесь рыцарство действовало в унисон с Казимиром IV. Но одновременно короля обязали не собирать ополчения и вводить новые подати без согласия земских сеймиков — областных съездов дворянства, до тех пор ведавших только местными делами. Нешавские статуты закрепляли власть феодалов над крестьянами и ущемляли права мещанского сословия. Если прежде горожанин отвечал перед городским судом, то отныне по некоторым делам он подлежал юрисдикции дворянского суда, никак не склонного решать спор шляхтича с мещанином в пользу последнего. Тесно связанное с Нешавскими статутами постановление 1456 г. не допустило представителей города к обсуждению порядка сбора податей в стране.
Каждый раз по поводу сбора налогов или созыва ополчения получать согласие всех сеймиков порознь было неудобно, и вскоре представители сеймиков — послы — стали съезжаться к королю, чтобы сообща искать приемлемое для всех решение вопросов. С 1493 г. этот порядок был узаконен. Так возникла "посольская изба", которая составила нижнюю палату общегосударственного сословного представительства — сейма. Верхней палатой стал сенат, выросший из старого королевского совета. В него входили высшие сановники (канцлер, воеводы и др.) и епископат. Это был оплот магнатства, тогда как посольская изба находилась в руках шляхты. Представителей городов в сейме практически не было (присутствие послов от столицы дела не меняло). По этой причине говорить о сословно-представительной монархии в Польше можно лишь с известными оговорками.

В течение первой половины XVI в. — на фоне существенных перемен в социально-экономической жизни страны, когда победила барщинная система хозяйства и утвердилось крепостное право — шла кристаллизация того политического режима, который принято называть шляхетской демократией. Анализ социальной и политической истории той эпохи невозможен без учета классовых конфликтов в городе и деревне, но перемены в государственных институтах определялись ходом борьбы двух группировок, принадлежавших к одному классу и к одному сословию: шляхты и магнатов.

Создание двухпалатного сейма было успехом шляхты. Магнаты постарались взять реванш в 1501 г., при очередной смене на польском престоле. Был издан Мельницкий привилей, по которому верховная власть концентрировалась в сенате. Но благодаря решительному противодействию шляхты этот акт не вошел в жизнь. Стороны удовлетворились компромиссом. "Отныне и на будущие времена ничего нового не должно быть установлено нами и нашими преемниками, — от королевского имени возглашала конституция 1505 г., — без совместного соизволения сената и земских послов". Мятеж собранного для похода в Молдавию дворянского ополчения в 1537 г. перечеркнул этот компромисс и отодвинул магнатов от государственного кормила. Законодательная власть принадлежала лишь королю и посольской избе. В дальнейшем шляхетский сейм запретил светским властям выполнять приговоры церковного суда и провел другие направленные против магнатов законы.

Однако со второй половины 1560-х годов магнатская олигархия станет брать верх. Этому способствовала Люблинская уния 1569 г.

Магнаты и шляхта — в этом отношении будучи едиными — давно старались подчинить Польше Великое княжество Литовское. Знамена идущей от XIV в. династической унии тесным союзом этих двух государств при гегемонии польских магнатов должны была открыть им двери в украинские и белорусские земли. Люблинская уния реализовала этот замысел.

Хотя и после 1569 г. каждая из двух частей возникшего единого государства — Речи Посполитой — сохранила свою администрацию, суд, войско и казну, объединение продвинулось далеко вперед. Теперь, наряду с общим монархом, действовал общий сейм. Единой стала внешняя политика. Хорошо известны печальные последствия Люблинской унии для украинского и белорусского народов: усилился феодальный гнет, помноженный на гнет национально-религиозный. Для самой же Польши уния обернулась резким усилением могущества знати: в Литве, на Украине, Белоруссии были расположены огромные латифундии Радзивиллов, Острожских и других знатных родов; к ним скоро присоединились обширные владения, захваченные в украинских степях Потоцкими и иными польскими магнатами.

Принципы государственного устройства Речи Посполитой были оформлены Генриховыми статьями (1573 г.), которые окончательно превратили польскую сословно-представительную монархию в дворянскую республику с монархом во главе.

Со смертью бездетного Сигизмунда II Августа (1572 г.) угасла династия Ягеллонов. После долгих споров на престол Речи Посполитой был избран французский принц Генрих Валуа. Помимо политических выгод, которые обещал союз с Францией, магнатов и шляхту прельстило то, что у чужака были слабы позиции в Польше и, следовательно, можно было не опасаться самодержавных поползновений с его стороны. Новоизбранного монарха заставили подписать акт, который по его имени стал именоваться Генриховыми статьями.


Статьи утвердили принцип наследственности королевской власти. Государя избирал особый, так называемый, элекционный сейм, в котором мог — но не был обязан — участвовать любой дворянин Речи Посполитой. При короле был создан совет из 16 сенаторов. Без его ведома и согласия король не вправе был что-либо предпринять. Прерогативу сейма составляли принятие и издание законов и решение многих вопросов (например, раскладка налогов, нобилитация и пр.). Был предусмотрен обязательный его созыв каждые два года и оговорено, что он не обязан заседать более шести недель. Дворянство предусмотрительно страховало себя от возможных попыток монарха обойти сословное представительство, не созывая сейм или затягивая его работу. "А ежели бы мы, — от королевского имени, — объявляла заключительная статья, — чего-либо не выполнили, то тогда мы освобождаем дворянство от должного нам послушания и доверия".

Узаконенный таким образом антиправительственный мятеж впервые вспыхнул в 1606 — 1609 гг. В ходе этой и последующих смут шляхетские вольности были сохранены и упрочены. Однако в XVII в., незаметно для современников, шляхетская республика перерождается в магнатскую олигархию. Реальная власть фактически перешла от короля и кичащейся своей свободой шляхты к светской и духовной знати.

В результате в стране утвердилась феодальная анархия, раздоры между магнатскими кликами дезорганизовали государственную жизнь. Дошло до того, что в 1652 г. буквально один сеймовый посол, подкупленный магнатом, не допустил принятия сеймом постановления. Имя посла Владислава Сицинского попало в историю, ибо он первым осмелился применить на деле ранее признаваемый лишь в теории принцип liberum veto (свободного запрета), согласно каковому каждый участник сословного представительства мог наложить запрет на неугодное ему решение. Вдобавок вскоре установилось правило, что в случае наложения вето по одному из вопросов повестки дня сейм вообще прекращает свою работу и автоматически теряют силу уже принятые им постановления. С конца XVII в. такие срывы сеймов стали чуть ли не обыденным явлением. Без сейма же, как известно, в Речи Посполитой нельзя было ни принимать законы, ни собирать налоги. Выход из тупика нашли в создании конфедераций. После срыва обычного сейма собирали съезд вооруженной шляхты — конфедерацию, она формировала свой конфедерационный сейм, где уже не требовалось единогласия. Страсти прорывались наружу, дело доходило до сабель. Случалось, друг другу противостояли два конфедерационных сейма и каждый принимал свои законы.

Политическая система, утвердившаяся в позднефеодальной Польше, оказала отрицательное влияние и на ход экономического развития страны. Польские города задыхались под гнетом дворянских привилегий. Государственная власть устранилась от всякого вмешательства в отношения между помещиком и его крепостными, и помещичий произвол не знал границ.

Катастрофически падал международный престиж Речи Посполитой. О ней тогда говорили с презрением как о "заезжей корчме", где каждый волен остановиться, зачастую и не думая платить хозяину. Соседние абсолютистские державы — Австрия, Пруссия, Россия — все беззастенчивее вмешивались в польские дела. Кто будет польским королем, в XVIII в. решал прежде всего Петербург. Соседи ревниво следили за тем, чтобы не допустить оздоровления государственного строя Речи Посполитой. В 1772 г. они осуществили первый раздел Польши — страна утратила примерно треть территории.

Нависшая опасность окончательной утраты государственной самостоятельности заставила даже многих приверженцев "золотой шляхетской свободы" понять, насколько необходимы преобразования. В обстановке общего патриотического подъема блок, который объединил прогрессивные дворянские круги и буржуазно-демократические группировки, провел через сейм Конституцию 3 мая 1791 г.

По Конституции 3 мая отменялось "либерум вето", были запрещены конфедерации. Сейм — по-прежнему высший законодательный орган — внешне оставался сословно однородным: представителей от городов в него допустили лишь с совещательным голосом. Однако фактически вводился буржуазный имущественный и образовательный ценз, поскольку образование или богатство открывало мещанину дорогу к дворянскому званию, а деклассированные, неимущие шляхтичи лишались политических прав. Исполнительная власть принадлежала королю и назначаемому им правительству, ответственному перед сеймом. Королевский трон стал наследственным. Одновременно мещанам гарантирована личная неприкосновенность, предоставлено право покупать земли и занимать любые должности (чего они прежде были лишены). О крепостном крестьянстве было сказано, что оно взято "под опеку закона и правительства", и только.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение:1177
Зарегистрирован:28.04.13
Репутация:2

Награды:За идею форума.
ссылка на сообщение  Отправлено:12.07.13 15:49.Заголовок:Для управления на ме..


Для управления на местах (воеводствах, поветах) были утверждены так называемые "Военно-гражданские комиссии порядка", которые состояли из "комиссаров". Конституция определяла подробный перечень действовавших в стране судов и содержание их компетенции. Судебная организация в основном сохраняла свой сословный характер.

То, что все эти нормы не задевали основ феодального строя, не умаляет исторического значения Конституции 3 мая. Она наводила порядок в государственном управлении, отстраняя от власти самые реакционные силы, и объективно облегчала развитие буржуазных отношений. Она создала правовые предпосылки для национального возрождения Польши. Гуго Коллонтай и другие руководители левого крыла реформаторов уже начали подготовку новых проектов, предполагая в том числе ограничить или отменить крепостное право.

Но вилы внутренней реакции нашли общий язык с российским и прусским самодержавием. Внешняя интервенция удушила Конституцию 3 мая, и в 1793 г. наступил второй раздел Речи Посполитой. Героическая вспышка национального восстания 1794 г. под предводительством Тадеуша Костюшко не смогла спасти родину. Российская царица, прусский король и австрийский император актом третьего раздела стерли в 1795 г. Польское государство с политической карты Европы.

Среди разнообразных источников древнего польского права наибольший интерес представляет так называемая Польская Правда. Памятник был составлен во второй половине XIII в. Он был написан на немецком языке и, вероятно, служил чем-то наподобие справочного пособия для немецких судей-колонистов, которые из-за незнания местных обычаев должны были испытывать затруднения при разборе тяжб между поляками и немцами-колонистами. Это не официальная, а частная кодификация, каких было много в средние века. Никакой определенной системы составитель не придерживался. Зато он подробно изложил важные нормы, касающиеся имущественных отношений, уголовного права и судопроизводства, а также статуса зависимых крестьян. На начале статьи, посвященной свободным людям, дошедший до нас текст памятника обрывается. Неизвестный составитель этого сборника во введении указывает, что это право польского народа. "Его мудрые, — пишет он, — давно сформулировали для него право, которым он руководствуется. Этот народ называется поляками, и его право здесь вам оглашаю".

Среди официальных кодификаций выделяются Статуты Казимира Великого. В их основу легли два свода, изданные в середине XIV в. — один для Великой Польши, т. е. для северных земель королевства, а другой — для малопольских, южных областей. Их постепенно дополнили королевские законодательные акты и так называемые преюдикаты, образцы решений сложных казусов. При этом великопольский свод отличала консервативность — он в основном фиксировал раннее действовавшие нормы, тогда как малопольский кодекс включил в себя ряд нововведений, направленных на унификацию и совершенствование права. Именно этот последний памятник составил фундамент компиляции середины XV в. — "Полного свода статутов Казимира Великого", чье появление отразило дальнейшие успехи в изживании порядков, унаследованных от времен феодального раздробления. "Так как народ, живущий под властью одного короля, не должен пользоваться различным правом, чтобы он не был подобен чудовищу с несколькими головами, то для общего блага полезно, чтобы на основании одного и одинакового права судили как в Кракове, так и во всей Польше. Так же должно быть во всем королевстве один король, одно право и одна монета", — утверждала ст. 119 "Полного свода". Он продолжал действовать в Речи Посполитой вплоть до ее разделов.

Важнейшую черту позднефеодального права Польши составляет то, что многие его элементы (в том числе принцип "либерум вето") опирались не непосредственно на законодательные акты, а лишь на обычай и на расширительное толкование закона.

Далее следует отметить, что феодальное землевладение в Польше было скорее аллодиальным. Иных сюзеренов, кроме короля, не было, и все дворяне были обязаны службой короне. К XVI в. независимость дворянских земельных владений станет настолько широкой, что король лишится права не только отнимать земли, но и давать их в лен. Право земельных пожалований перешло от монарха к сейму. С 1576 г. помещики приобрели права на земные недра, лишив тем самым короля одной из наиболее доходных прерогатив. Постепенно отмирали старинные формальности, необходимые для перехода имения из одних рук в другие. Становится достаточно договора о купле-продаже, занесенного в судебные книги.

Тем не менее земельная собственность полностью сохраняла свой феодально-сословный характер. До 1791 г. она составляла монополию дворянства. Мещанам было запрещено покупать земли вне пределов городской черты.

Польское феодальное уголовное право проделало следующую эволюцию. В XII — XIII вв. оно не различало умысла от неосторожности, допускало ответственность без вины. Родственники отвечали за измену одного из членов своей семьи, деревня — за преступление, совершенное на ее территории, если виновный не будет обнаружен. В XIII — XIV вв. к уголовным преступлениям были отнесены: измена, нарушение общественного порядка при отправлении должностными лицами своих обязанностей, убийство, разбой, грабеж, воровство, поджог, изнасилование, нанесение телесных повреждений, оскорбление и др.

Наиболее опасными преступлениями считались государственные преступления и преступления против собственности (особенно разбой и грабеж). За эти преступления виновные, как правило, подвергались смертной казни с конфискацией принадлежащего им имущества.

В числе санкций предусматривались: смертная казнь, штрафы, членовредительские наказания, конфискация имущества. Как и в других средневековых государствах, польские дворяне по сравнению с остальным населением страны ставилось в привилегированное положение как в вопросах освобождения их от обвинения в совершении преступления, так и в вопросах наказания за преступное деяние.

Заслуживает быть отмеченным стремление Статутов Казимира Великого поставить наказание в зависимость от субъективной стороны преступления (умысла, неосторожности); в дальнейшем усиливается наказание по отношению к рецидивистам. Одновременно менялся сам судебный процесс. Ордалии были вытеснены документами и свидетельскими показаниями; появляются такие новые виды доказательств как протокол осмотра места совершения преступления и пострадавшего.

В процессе усиливаются элементы розыскного (следственного) начала, заключающиеся в повышении роли суда в расследовании обстоятельств дела.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
-участник сейчас на форуме
-участник вне форума
Все даты в формате GMT  -2 час. Хитов сегодня: 183
Права: смайлыда,картинкида,шрифтыда,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерациявкл,правканет





Бесплатные готовые дизайны для форумов